18+
  Войти, или Зарегистрироваться (Что мне это даст?)

Сорокин Петр Иванович


Сорокин Петр Иванович родился 18 мая 1966 года. Закончил филологический факультет Ростовского педагогического института в 1994 году. С 1990 года работает в районной газете «Донские огни». Проживает в хуторе Михайловский Константиновского района.

Стихи П.Сорокина издавались в поэтических сборниках и на страницах периодических изданий.

Стихи


* * *

Среди людей душа покоя ищет-
Покоя нет.
Уйду туда, где звонкий ветер свищет,
В зеленый цвет.
Где в одиночестве природа дремлет
И воздух чист.
Где мир меня во всех грехах приемлет
Простым, как лист.
Росы холодной жадными глотками
С травы напьюсь.
Сольюсь с рекой, землей и облоками…
И не вернусь.

* * *

Здесь начало начал,
Здесь родные чертоги,
Здесь бутоны сирени
На крыльцо прилегли.
И как линии жизни
Хуторские дороги
На шершавых ладонях
Раскаленной земли.
Здесь раскинулась степь
Здесь, хлеба созревая,
Позолотой звенят,
Быстрый ветер спугнув.
Здесь к крутым берегам
Облака отражая,
Отливая лазурью,
Дон усталый прильнул.
…У судьбы никогда
ни чего не просил я
И за птицей удачи
Не ходил за моря.
Я Россию люблю,
Я Россией пропитан.
И, надеюсь, она
Не забудет меня.

* * *

Я пропах чабрецом и полынью пропах.
Пыль дорог хуторских у меня на ногах.
А в карманах моих – звонкий посвист ветров,
И огромная дырка…Да книга стихов.
Да под сердцем любовь, что так трепетно нес
К синеглазой стране в слезах белых берез.
В перестуке дождя, в перезвоне церквей…
Да надежда в душе на растущих детей.

* * *

Мне бы жить - не тужить
В тихом доме, в деревне своей.
Слушать пение птиц,
Любоваться разливами зорь.
Мне б забыть суету
И ловить на реке карасей,
Да поддевкам ходить,
На плечо перекинув гармонь.
Мне бы жить – не тужить.
Выбрать ту, что смелее в любви
И всю ночь на пролет
Я б ее целовал, миловал.
Мне б не думать о том,
что куда-то уносятся дни…
Только я ничего
В этой жизни еще не сказал.

* * *

Тихо дверь приоткрою.
От домашних, тайком
На свиданье с рекою
Убегу босиком.
Я присяду на досках
И под волн ворожбу,
Закурю папироску
И рассвет подожду.
И заслушаюсь…
Где-то, где лугов бирюза,
Бриллиантами лета
С трав стекает роса.
Зашумит, забазарит
Стайка птиц в ивняке.
Сом в затоне ударит,
Рябь пойдет по реке.
Робко вздрогнет листочек
И к ногам упадет…
И ко мне на мосточек
Мое детство придет.

* * *

За ежевичным ериком,
Уняв июньский зной,
Волна, целуясь с берегом.
Сверкает под луной.
Горбатыми старушками
Согнулись ветви ив.
И ночь, шурша ракушками,
Сон навевает им.
Течет, как откровение
Веселая река.
И кажется мгновения
Застыли на века.

* * *

-Будет сено, будет молоко!
Молоко с краюхой - это сила!..
Мы с батяней едем далеко
По росе, чтобы коса косила.
Шепот ярких звезд едва умолк,
Быстро ночь по закаулам тает.
...Батя знает в этой жизни толк,
И слова "на ветер" не бросает.
Он с войны пронес, издалека:
Лебеда- вприкуску и вприглядку...
Потому вкуснее молока
Ничего не помнит в жизни папка.
В серебре давно его виски,
Только часто бьется эхом звонким
В памяти стерня и колоски,
Что впивались в детские ручонки.
Детство переломано войной...
Как сказать? Как объяснить такое?..
Он познал тепло земли родной
В куцем пиджачке в широком поле.
...Как духмян шалфеевый настой!
Мы на сенокосе! Синь без края!..
-Не спеши,- отец сказал, -постой...
Папироску в пальцах разминая,
Закурил, на корточки присел
И застыл, внимая звукам утра...
А восход над Доном ярко тлел
И вода сверкала перламутром.
Но когда качнулся краснотал,
Он сказал: "Пошли, земля вздыхает."
Батя много в жизни повидал
И слова на ветер не бросает.

* * *

Когда выступаешь
один на один со стеной,
Что б знамя добра
водрузить на гранитную твердь,
Пусть даже ты самый из самых
отважный герой,
Судьба решена:
уготованы плен или смерть.
От громкого крика
горячие губы свело,
Но нет ни кого
И призывные кличи пусты.
Сломается сталь на камнях
у клинка твоего,
И некому будет закрыть
от летящей стрелы.
Над телом поверженным
громко ликующий враг...
Их много, их сила
таких же отважных, лихих.
Так прежде, чем взять за древко
полыхающий стяг,
Подумай о тех,
кто стоит в легионах твоих.

* * *

Я пройду по берегу Донца,
Там, где дремлют лодки на мели.
И коснется моего лица
Первый луч разлившейся зори.
Тишина весит на волоске.
"Здравствуй..."-прошепчу я первым ей.
На обмытом волнами песке
Будет первым след ноги моей.
А потом задиристый петух
Кукарекнет звонко на плетне.
Я увижу первым, как потух
Месяц в предрассветной синеве.
Летним утром хутор разомлел.
Тонет в неге теплая земля.
Я из первых, кто тебя воспел
Маленькая родина моя.

* * *

В теплой тине квакают лягушки.
В речке тонет желтый диск луны.
Россыпь звезд, как рыжие веснушки
На носу хохочущей волны.
Тень от лодки...У затона, рядом
Легкое упругое весло
Лупит воду с уханьем, с потягом
И скрипит задиристо и зло.
Прост пейзаж. Сюжет без поворотов.
Только я смотрю не насмотрюсь.
В этой простоте такое что-то,
Как в коротком емком слове- Русь.

* * *

Жестокого времени мета...
В ветвях разлохмаченных
Иуда считает монеты
Улыбку в устах затаив.
Звенит за предательство плата
И звон оглушает окрест.
А воины Понтий Пилата
Готовят к распятию крест.
Ликует нечистая сила.
Стенает родная земля.
Россия! Как Божьего Сына
Ведут на Голгофу тебя!
Беспечно глазеют зеваки
На колкий терновый венок...
И гулко в объятиях мрака
Стучит по гвоздям молоток.

* * *

Окатило волной и сошло…
Засветилось вдали и угасло…
Через скопище прожитых дней
Очевиден и ясен ответ:
Это время еще не пришло,
Видно мы ликовали напрасно,
Принимая огни фонарей
За забрезживший алый рассвет.
То-ли время отправилось вспять,
По дороге накатанной бойкой,
Где ни шаг, там петля или крест,
Где ни взгляд-отражение мук.
И несется Россия опять,
В неизвестность безумною тройкой
И звенит колокольчик окрест
Звонким хрустом
Заломленных рук...

* * *

Все ближе, ближе к возрасту Христа.
За годом год и за верстой верста
Листвой осенней с ветром открутились.
Но в глубь души пророчеств словеса,
Не вылившись, как будто небеса
На гладь озерную легли... И растворились.
И нет учеников ни одного, а из чудес не зная ничего,
Я всех не накормлю одной краюхой.
Не научился жить чужим умом
И подставлять в смирении немом
Небитую щеку под оплеуху...

* * *

Сыну
Время свое возьмет,
И в круговерти дней
Имя на нет сойдет
В памяти у людей.
Пылью покроется след,
Стихнет последний звук,
Бывший в руках предмет
Остынет от этих рук.
Но я повторюсь в тебе,
Слышишь, мой маленький сын?
Снова пройдусь по земле
Шагом твоим босым.
В детских твоих устах
Будет звучать мой глас...
Буду на мир смотреть
Взглядом похожих глаз.

* * *

Все вокруг замело-
Ни звезды, ни следа.
В переулках ночных
Разыгралась пурга.
В тетиве проводов
Ветра зимнего вой,
Черный зонт темноты
Над моей головой.
Крикнешь-голоса нет.
Шаг вперед- пустота.
Лишь столбы, и столбы,
Как распятья Христа.
Было глупо бы так
Заблудиться в пургу
И пропасть ни за что
Под забором в снегу.
Рядом люди. Но где?
Ни руки, ни огня...
Хоть бы вышел бы кто,
да окликнул меня.

* * *

Отцу
Это было давно. Босоногого и озорного
Ты меня посадил на лихого, как ветер, коня.
За поводья его вывел в лоно простора степного
И пустил... И помчался, на волю отпущенный я.
И с тех пор я скачу без оглядки и без остановки
Мимо новых имен, мимо новых открытий и лиц.
Мерный цокот копыт раздается мелодией звонкой
Конь летит и летит в алых бликах закатных зарниц.

* * *

Облака из пуха,
Небо из цветов.
Пахнет медовухой
Луговой простор.
Пляшет резвый ветер
Под распевы птиц.
День погож и светел,
Как вода криниц.
День погож. Подспорье.
Солнце горячо!
Сенокос, раздолье!
Раззудись плечо!

* * *

Снег сошел, обнажив телеса грязно-серых кварталов.
И щекочет в носу кислый запах борща и дешевых духов.
Только лица людей в эти дни безучастны, усталы.
Одиноки, как рифмы при полном отсутствии слов.
Им не грезятся волны травы и духмяная пена сирени.
И не слышится сила разбуженной солнцем земли.
Слишком долгим был путь от зимы до весны, от пурги до капели.
Слишком выстудил ветер тепло, а надежду снега замели.

* * *

Это, конечно, ложь.
Ложь самому себе.
Ты без меня проживешь
На этой большой земле.
Не обернувшись, уйдешь,
что б ни кричал я в след.
Ты без меня проживешь...
Я без тебя нет.

* * *

В новогодний вечер
Зажигают свечи
На пушистых елках
Под веселый смех.
И летят на плечи
В новогодний вечер
Ленты серпантина
И бумажный снег.
Музыка и маски,
Пестрые окраски-
Все перемешалось
В этой чехарде.
Все как будто в сказке,
И кому-то ласки,
Не скупясь, ты даришь,
Как когда-то мне.

* * *

Ты мне сказала -"нет".
Перевернулся свет.
И из под ног земля
В пространство улетела.
И мглой покрылся день,
Я превратился в тень.
С тобою был и без,
Делимым был и целым.
Живя самим собой,
Был здесь и был с тобой,
Я в комнате, а тень
Вослед тебе шагала,
И где б ты ни была,
Она с тобой жила
И, может быть, не раз
В беде тебя спасала.
За часом час... И дни-
Погасшие огни,
Потушенные мной
Умело ль, неумело.
Но вот боюсь когда
Ты снова скажешь - "да",
Сумею ль снова я
Стать неделимо целым?

* * *

На перевалах любви
Трудно не оступиться.
Неосторожно пойдешь-
Рухнешь подстреленной птицей
В черную пропасть измен,
В мутные воды прощаний,
Где на холодных камнях
Тени пустых обещаний.
На перевалах любви
Трудно не ошибиться.
Сердце - небесный алмаз
Может от вздоха разбиться.
Или от слова сгореть
В горстку землистого пепла…
И разлетится он прочь
Крыльями вольного ветра....
Непредсказуемый путь.
Чуть различимый и зыбкий.
Но почему же тогда
Не зарастают тропинки
На перевалах любви?
Горной фиалкою к свету
Тянутся люди, идут,
Пренебрегая советом.

* * *

Ветреная кокетка
предпочитает ретро.
Я не перечу вкусам,
мне безразличен стиль.
Смокинги или фраки,
гульфики или гетры.
Только было б удобно:
Кожа или текстиль.
Ветреная кокетка
так импозантна, броска!
Что ни порыв -то вызов!
Что ни дела - то шарм!
Россыпь палитры пестрой,
Претенциозность лоска!...
Под мишурою этой-
Твой нефальшивый стан.
Но ветреная кокетка
тихая в моем доме.
Стелется в теплой неге
Волнами на берегу.
С преданностью дельфина
Смотрит в глаза и тонет.
И согрешив, алеет
розою на снегу.

* * *

В саду увядают розы.
Устало уходит лето.
Над выцветшим горизонтом
Висит перезревший плод
Кокетливо-томного солнца
Призывно-красного цвета
И льется к щекам лучами
Как ты подставляешь рот
Для жаркого поцелуя.
А, знаешь, вы так похожи...
Ты в солнце, а солнце пляшет
На теплых твоих губах.
Среди потускневших красок
Вы пахнете мятой и рожью
И рдеете алым маком
Одни на пустых лугах.

* * *

Сколько дорог прошел
в поиске день за днем...
Под камнепадом туч
И голубой звездой.
Не бесконечна жизнь.
Хватит ли мне ее,
Чтобы хотя бы раз
Облик увидеть твой?
C голосом родника,
С волосом трав степных,
где мне тебя искать,
слышишь, мечта моя?
Тает надежды свет
И на висках моих
белой пороши след
Стылого декабря.

* * *

Говорят у девушек
Востока-
Губы слаще персикового
Сока.
И глаза как зернышки
Агата,
Отраженьем солнечным
Богаты.
Говорят, что на камнях
Мечетей
Росписи былых
Тысячелетий
И целуют камни их
Немые,
Веруя, что камни те-
Святые.
Ни кому я кланяться ни
Стану,
Очарован грациозным
Станом,
Обойду пылящиеся
Груды,
Отыщу пылающие
Губы.
Верно, что у девушек
Востока
Губы слаще персикого
Сока.




Партнеры