18+
  Войти, или Зарегистрироваться (Что мне это даст?)

Боевой привет всем, кого люблю

9 Мая 2015, 16:19

Фронтовые письма... Эти весточки с фронта... Их ждали в каждой советской семье в те огненные 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны... И сейчас они, как самая дорогая память, что может остаться от людей, ковавших Великую победу, хранятся, перевязанные ленточками, тесемочками, по самым недоступным местам в квартирах. Их можно отыскать в старых бабушкиных сундуках и комодах, тумбочках и буфетах... Живая память войны, живые очевидцы прошлого. Проверенные цензурой, они наполнены и горькой тоской отступления, и радостью приближающейся Победы или короткого отдыха между тяжелыми боями. Ведь там, далеко-далеко, осталась семья, осталось все, связанное с мирной жизнью.

По словам мамы, в те тяжелые годы с нетерпением ждали почтальона, но в то же время боялись: вдруг вместо письма придет «похоронка» — и тогда раздавался душераздирающий крик из дома, в который пришла недобрая весть, и шли на этот крик односельчане, чтобы всем миром разделить горе, постигшее соседей.

Нашей семье повезло: в дом не пришло это страшное известие. Отец, Юрий Федорович Янкович, вернулся с войны раненым и контуженным, но живым. Он служил в составе 234-го истре6бительного авиационного полка 141-ой истребительной авиационной дивизии 9-го Ростовского истребительного авиакорпуса. Он был призван на фронт из города Ростова—на—Дону, где сдавал госэкзамены в пединституте. А дома, в Цимлянской, остались пятеро детей, жена, старики. Если была между боями свободная минута, отец писал письма тем детям, которые умели читать, и маме. Написанные на разной бумаге, порой, даже на оберточной, они начинались словам: «Милая Олик! Дорогие детки! Привет старики!», «Здравствуйте, дорогие мои малыши!», «Боевой привет всем, кого люблю!».

Письма, полученные до оккупации, мама перед приходом немцев закопала в банках в саду, «добрые» люди, подумав, что спрятаны драгоценности и деньги, выкопали их вместе с другими документами: дипломами, трудовыми книжками, грамотами. Поэтому в семейном архиве хранятся письма, полученные после оккупации. Самое первое из них папа отправил в поселковый совет: «Боевой привет! Не знаю, кто из Вас сейчас у руля сельсовета, но Вы меня знаете хорошо. В настоящем письме я буду очень краток. Прошу малое от Вас: всего только сообщить мне о судьбе моей семьи Янкович. Живы ли жена, дети, старики? Сообщите всю правду. Кто и был ли у Вас иуда-предатель? Напишите его фамилию. Если не один, то пишите обо всех. Если семья уничтожена, пусть немчура не обижается: я уйду тогда из авиации в пехоту, больше будет возможности увидеть гадов, убитых собственными руками».

В этот же день было отправлено письмо домой: «Мертвым или живым, моим любимым боевой привет! Не знаю, живы Вы или нет, но успокоить все нарастающую боль в сердце могу только письмом. Письму в станицу отправил многим знакомым, может, хоть от кого-то узнаю все о вас» (24.01.43г).

«От Вас все нет вестей. Живы ли? Каждый день, если нет боевых полетов, выходя из землянки далеко всматриваемся с друзьями в голубой горизонт, наблюдая, не везут ли весточки из дома, и вот проходят долгие минуты, а за ними часы, которые кажутся бесконечно длинными... Наконец показывается наш почтовый „У-2“, отправившийся вчера за почтой, возвращается — делает круг в знак приветствия, садится и подруливает к землянке — все бегут к нему с одним вопросом: „Письма есть?“. Мне снова нет, и я, повесив голову, отхожу расстроенный в сторону...»

Интересное письмо от ... 02.1943 года «при защите города Ростова—на—Дону и крупного железнодорожного узла Батайск вели в течение дня три тяжелых воздушных боя. В этих боях мы сбили 45 самолетов противника, но потеряли три наших боевых машины, а с ними и лучших людей, которых похоронили на Братском кладбище».

Письма 1944 года наполнены духом приближающейся расплаты: «Дорогая Олик! За последнее время события развиваются с фантастической быстротой на арене театра военных действий, что трудно даже верить тому, что происходит на глазах. Были горькие и тяжелые дни отступления, когда приходилось оставлять города, районы, еще тяжелее было переносить боль, когда оставалась семья в оккупации, и какие только мысли не приходили в голову. Сейчас все далеко позади. Банда, пришедшая из Германии, постепенно удирает восвояси, оставляя за собой грязный, кровавый след. Но очень немногим удается уйти безнаказанно: десятки тысяч бандитов лежат по болотам Минской и Полесской земли, целые тысячи идут вереницей с кислыми мордами под конвоем наших воинов в тыл. Они обречены и, как обреченные, те, кто еще уцелел, с бешенством сопротивляются. Они получат все то, что заслужили. Они хотели задушить нас танками, самолетами, пушками, но забыли одно, что есть и другой фактор, который является решающим в войне — это моральный дух войск. Не численное превосходство решает превосходство решает судьбу, а твердость характера, вера в правоту своего дела и преданность Родине, чего нет и не было у этой банды. Мы крепились, растили ненависть к врагу, учились современному бою, и теперь они гибнут тысячами. Многие из них, попадая в плен, спрашивают: » Почему Ваш русский Иван — так они называют нашу пехоту — догоняет нас пешком, когда мы на машинах не можем уйти?". Что можно им ответить? Русскому Ивану вы насолили так, что ненависть и презрение движет его к вам со скоростью больше, чем у ваших машин, и это чувствуется с особой ясностью, когда ты знаешь, что уже близка граница Германии, что близко логово, откуда пришел немец, его нужно догнать и убить, чтобы больше он не пришел нарушать мирную жизнь Ивану, чтобы можно было спокойно жить и работать, быть с семьей, от которой оторвал его фриц" (15.04.1944год).

«...мы идем к ним, к немцам, идем вершить справедливый суд... Приближается время то, о котором мечтаем мы все. ...Оно не за горами, оно близко...» (20.04.1944год) «Туман, полетов нет. Сейчас „отдыхаем“ всем полком, но не знаю, долго ли будет наш общий „отпуск“. Сейчас стоим перед большими событиями, которые вот-вот начнутся, и, пожалуй, наступит развязка...» (18.04.45 года).

«Сейчас 22.00, в этом темном небе гул мощных моторов, их очень и очень много — это наши друзья — бомбардировщики уходят в очередной рейд туда, откуда нас «побеспокоили» 45 месяцев назад. Теперь мы «беспокоим» тех, кто считал себя господами и непобедимыми. Вот сегодня они, гадкие и мерзкие, непобедимые звери в человеческом подобии получат очередную порцию «железного русского шоколада...». Каждый день их ведут жалкими овечками с душой, гаденькой и притворной, сотнями, тысячами по земле, политой кровью наших солдат. Они прячут глаза, бормочут себе под нос, что «война капут, Гитлер капут» (22.04.1945 года, 22 часа 30 минут).

«Вы, наверное, спите, а мне вот не приходится спать, изредка бывает, что приляжешь на несколько минут, а сегодня по долгу службы, по обстановке спать нельзя. И это почти каждый день, каждую ночь. Бывает по 3-4 боевых вылета, но скоро кончится эта карусель, совсем скоро добьем гадов в их логове» (...апреля 1945 года).

«Не знаю, получу ли ответ на сегодняшнее письмо? Прочту ли его? Идут ожесточенные бои за Берлин. Уцелеет ли моя голова на плечах?... Фрицы не рады, что заварили кашу, ибо расхлебать ее теперь не могут. Они закажут своим потомкам на тысячу лет, как с нами связываться...»

День Победы папа встретил в Германии. Потом был Будапешт, откуда их с боевыми машинами отправили в сторону Дальнего Востока, но война с Японией для него закончилась за Иркутском.

Домой отец вернулся в 1946 году, и больше фронтовых писем наша семья не получала, зато самым главным и любимым праздником в нашей семье и семьях друзей моего отца считался праздник Победы. И мы, дети Юрия Федоровича, продолжаем эту традицию. В нашем семейном доме 9 Мая, после митинга, собираются наши друзья, и как не хватает нам сейчас за праздничным столом тех интересных рассказов фронтовиков — друзей отца: Богданчика, Абраменко, Шкловского, Чупринина, Соболева (приношу извинения в том, что не помню имен и отчеств). Эти люди в течение многих лет были рядом с моими родителями и тоже, как и мой папа, приближали Великий ДЕНЬ Победы. И эта статья написана в память не только о моем отце и его друзьях, но и обо всех, кто приближал этот светлый праздник.

Я горжусь своим отцом, который, будучи воспитанником детского дома, сумел воспитать себя. Полуразрушенная страна 20-х годов прошлого века дала беспризорнику кров, хлеб, образование — путевку в жизнь. И он защищал эту страну с первых дней войны, оказавшись в самом ее огненном жерле, и до Великой Победы. Может быть, поэтому и его два внука, слышавшие рассказы деда о фронтовых буднях, читавшие его письма с фронта, рассматривавшие фотографии военных лет, стали офицерами и сполна выполнили свой долг в «горячих точках», за что имеют высокие боевые награды. Может быть, поэтому и его правнук, тоже офицер, сейчас находится там, где часто бывает по — военному «жарко»?!

Ольга Юрьевна Разумовская

Тэги:



Партнеры