18+
  Войти, или Зарегистрироваться (Что мне это даст?)

Жизнь и судьба сироты Георгия

13 Апреля 2012, 15:33

Георгий Андреевич родился в 1913 году в Воронежской губернии. Отец ушел на фронт и больше не вернулся. Когда маленькому Жоре было четыре года, мама тяжело заболела и слегла, оставив его на воспитание старшей, шестилетней сестре и восьмидесятидвухлетней бабушке. Детям необходимо было прокормить себя, бабушку и больную мать. Жора с сестрой ходили по деревням и, нанимаясь на временные работы, просили подаяние. В одном из дворов Георгий облокотился на старый скользкий сруб колодца и, поскользнувшись, упал в колодец. Вовремя подоспевшие хозяева спасли мальца.

Временные заработки детей не могли прокормить всю семью, а подаяния, в те военные годы, были настолько скудными, что подростки часто голодали или съедали полученные продукты по пути домой в родную деревню. В шестилетнем возрасте Жору отдали на заработки пастухам, в качестве помощника. Георгий работал только, чтобы прокормить себя. О заработке на одежду не было и речи, поэтому подростку пастухи отдавали донашивать свою старую одежду. Погонщики скота часто гоняли животных в город Шахты Ростовской области для продажи животных на рынке. Однажды, зимней ночью, на очередном перегоне скота, уставший мальчишка уснул в стоге сена. Погонщики, не найдя подростка, ушли дальше по своему торговому маршруту. Утром обмороженного Жору нашли местные жители и спасли ему жизнь. После длительной болезни мальчишку оставили пастушком в местном хуторе. Очередные работодатели, продав свой дом, наняли Жору перегонщиком скота на Шахтинский рынок. Продав животных на рынке и рассчитавшись с подростком, хозяева уехали в город Ростов-на-Дону. Некоторое время восьмилетнему Георгию приходилось жить на Шахтинском ранке за счет временных заработков и подаяний, и спать под телегами торгашей, пока его не приметила многодетная казачка из хутора Хрящевский Константиновского района.

Наконец-то подростку повезло, и он ощутил родительскую заботу и семейное тепло родного дома. Но недолго длилось семейное счастье восьмилетнего сироты Георгия. Смутные были времена. По доносу соседей в хутор, к многодетной семье, приехала станичная комиссия с предложением отдать приемных детей в Константиновский детский дом или им грозило выселение в Сибирь за рабовладение. Уговоры хозяев об усыновлении приемных детей или оставлении подростков до осени, чтобы подлечить и подкормить детей, на жесткое решение комиссии не повлияло. Так Георгий с группой других приемных подростков оказался в Константиновском детском доме «Красный Октябрь».

В свободное время воспитанники детдома бегали по станице в поисках временного заработка. Помогали местным казакам и казачкам на хозяйственных работах во дворах, погрузке и разгрузке товаров и радовались заработанным гостинцам и угощениям. Многие детдомовцы, окончившие школьное обучение и устроившиеся на работу в станице, не имеющие жилья, продолжали проживать в детском доме. Так и Георгий, став помощником пекаря пекарни Константиновского сельпо, продолжать жить в детском доме. Изучив пекарное мастерство, юноша стал выпекать изделия разных причудливых форм. Появились постоянные заказы на свадебные пироги и праздничные куличи. За свое трудолюбие и смекалку паренька перевели на должность пекаря.

В 1935 году Георгий женился на красивой казачке Тарелкиной Таисии. Не успела обжиться молодая семья, как в 1936 году Георгия призвали на службу в Красную Армию. Первые месяцы службы проходили в Подмосковье. Затем начались массовые аресты командного состава полка. От длительных ночных допросов армейца спасло его сиротское детство. После двух допросов Георгия переводят в пограничный кавалерийский полк МВД, охраняющий южные рубежи Родины.

Демобилизовавшись в 1939 году, Георгий Андреевич прибыл на донскую землю, к своей молодой жене Таисии. Работал на прежней пекарне пекарем, мастером, обучая двух-трех учеников своему мастерству. Но грозное время опять оторвало Георгия от мирной и счастливой семейной жизни. Началась Великая Отечественная война. На второй день войны Георгий уехал на фронт.

Не успев полностью сформироваться, полевой передвижной госпиталь, в составе которого служил старший санитар Георгий, прибыл на боевые позиции пехотного полка. Фронт приближался очень быстро. Раненых было много и порой не успевали эвакуировать раненых, как боевые действий подступали вплотную, и месторасположение госпиталя приходилось в спешном порядке менять. В одной из белорусских деревень, кроме госпиталя, расположились еще несколько штабных частей. Внезапно, на окраине деревни появились немецкие танки. Георгий часто вспоминал этот ужасный день.

Несколько бойцов попытались сделать заслон танкам и отвлечь на себя внимание. Но что они могли сделать со своими винтовками и пистолетами против нескольких десятков немецких маши. Единицы повозок с ранеными выскочили из деревни, но впереди их ожидали поля растущего подсолнечника и кукурузы. Некоторые растения были выше человеческого роста. Часть солдат попытались спрятаться в этих мнимых укрытиях, но фашисты, увидев отсутствие оборонительных рубежей и противотанковой техники, на полном ходу двинули своих железных монстров в погоню за убегающими людьми и гужевыми повозками. Танки, догнав и раздавив повозки, как смерч ворвались в кукурузное и подсолнечное поле, поливая убегающих пулеметным огнем. Основная часть советских бойцов бежала через подсолнечное поле, и солдат, запутавшихся в сплетении подсолнечных шляпок, настигала ужасная смерть. Проутюжив часть поля, танки возвращались обратно, и смертельный маневр повторялся снова и снова. Особенно страшно было, когда грохочущий железом монстр проскакивал совсем рядом и слышался хруст раздавливающегося, только что бежавшего рядом сослуживца и крики еще живых, но уже попавших под гусеницы людей.

Шляпки подсолнечника, переплетаясь, обхватывали грудь или шею, сильно тормозили бег отступающих, бойцы падали и попадали под гусеницы вражеских танков. С кровоточащими ранами на шее, в рваной гимнастерке Георгий сам неоднократно падал, но крики умирающих и железный лязг фашистских монстров твердо вбивал в мозг: бежать, бежать и бежать из этого ада. Сообразив, что добраться до впереди виднеющегося леса, можно только через кукурузное поле, Георгий подает команду слышавшим его бойцам следовать за ним, указывая на соседнее поле. Несколько советских бойцов, выживших после многокилометрового «марафона», спрятались в лесу. Немцы боялись лесных партизан, и преследование прекратилось. Через несколько дней сборный отряд советских бойцов вышел к основным подразделениям дивизии. И только теперь, увидев себя в зеркале, Георгий обратил внимание на выглядывающие местами черные кудри из-под «пепла» войны на своей голове.

В первый год войны сержант Георгий неоднократно менял воинские части по причине расформирования одних частей и пополнения других из состава резерва. На протяжении всей войны с обеих сторон велось постоянное перевооружение и переформирование воинских подразделений, улучшение боевой техники и усиление защиты. Немецкие моторизированные пехотные части переформировывались в панцирные, с усилением мер безопасности. Устанавливалась дополнительная защита на технику, дополнительные защитные козырьки на каски, менялась форма касок и т.д.

В советских воинских подразделениях формировались панцирные штурмовые подразделения. После окончания курсов младших командиров, Чернов Георгий Андреевич был направлен командиром взвода панцирного штурмового дивизиона. Защитная форма бойца панцирного взвода напоминала рыцарские доспехи. Тяжелая нагрудная броня, прикрывающая частично плечи и пах бойца, каска, больше похожая на шлем, с забралом. Все «доспехи» имели впереди угловатую форму, и способствовали отражению вражеских пуль и осколков, и достигали 40 килограммового веса. Доспехи постоянно тянули вперед и после длительных штурмов сильно уставала спина. При выполнении определенных штурмовых операций и непосредственном сближении с противником, фашисты, видя безнадежность отражения атак, бросали пулеметы, автомобили с документами и бежали в ужасе. Но немец был далеко не дурак, и в последующие штурмовые операции обстреливал советских бойцов из средних и тяжелых минометов. Первое свое осколочное ранение в пах Георгий получил при возвращении из очередной, успешно выполненной штурмовой операции. Был захвачен штабной немецкий автомобиль с документами. В сопровождении группы разведчиков штурмовики возвращались в расположение своей части, но были обнаружены немецкой разведкой и попали под сумасшедший минометный обстрел. Штурмовиков прикрывала броня и они все выжили, получив множество ранений, а разведчики почти все погибли.

Полтора месяца госпиталей, и снова фронт. Георгий Андреевич принимает под командование взвод полковой разведки. Немецкие «сувениры», осколки вражеской мины, навечно остались в теле штурмовика. Еще насколько месяцев рана острой болью напоминала о себе, и чтобы сильно не напрягать раненую ногу, он ходил с тростью. При разведчиках находилась легковой автомобиль «эмка», на которой Георгий и другие командиры разведки ездили в штаб полка за получением разведзаданий.

Осенью 1943 года разведчики лейтенанта Чернова, возвращаясь из разведки, обнаружили немецких диверсантов в расположении советских воинских частей. Но видимо не всех членов вражеской диверсионной группы задержали разведчики. При проверке фашистов на наличие у них оружия, начался артобстрел разведгруппы. Это не могло быть совпадением. Георгий Андреевич очнулся от резкого запаха гари и дыма. Голова кружилась, перед глазами стоял туман и в нем различались фигуры солдат в немецкой форме. Он попытался подняться, но ноги его не слушались. Часть сапога вместе с мышцей ноги были вырваны вражеской миной. Осмотревшись вокруг себя, он увидел искалеченные осколками мин тела своих разведчиков. Хорошо, что его рука осталась держать автомат. Двумя очередями Георгий пересек немецких диверсантов и пополз к ближайшей дороге, ведущей к своему полку.

Через несколько дней неизвестного раненого лейтенанта в бессознательном состоянии случайно обнаружили и подобрали недалеко от дороги солдаты тылового обоза дивизии. Полгода госпиталей с опасностью ампутации ноги, восстановление документов с установление личности и причины нахождения в зоне боевых действий без документов, дальнейшая служба в резервных частях и демобилизация по инвалидности.

Пака молодой и отважный лейтенант защищал свою Родину от врагов, дома его тоже поджидала беда. Умерла от ожогов вовремя пожара его единственная малолетняя дочь.

Дальнейшая мирная жизнь Георгия Андреевича Чернова протекала в будничном режиме. Осколки вражеского снаряда, находящиеся в ноге, при ходьбе напоминали о себе острой болью. Врачи не брали на себя ответственность сложной операции и рекомендовали отказаться от тяжелых нагрузок на израненные ноги. Поэтому свою трудовую деятельность Георгий Андреевич начал военруком школы хутора Михайловский, далее шахта, стройки, торговые организации, и в завершении — завсклад в колхозе «Ленинский путь» Константиновского района. И только после своей послевоенной, сорокалетней работы, уйдя на пенсию, взялся за оформление инвалидности. Свои боевые награды он раздал племянникам, поскольку не было собственных детей. О своем сиротском детстве и военных подвигах вспоминал неохотно. Любил веселые компании, где часто играл на гармошке, пританцовывая и исполняя свои и чужие песни.

В послевоенные годы еще не раз навещала беда дружную семью Черновых. Обворовывали жилье, где пропадало все нажитое вместе с документами и продовольственными карточками. После очередной кражи поджигали жилье, и опять приходилось восстанавливать все с начала. Со своей любимой женой Таисией Георгий прожил 69 лет и умер на 93 году жизни, оставив о себе только хорошие воспоминания.

2012 г. В. Градобоев


Партнеры

Построить дом из бревна (типовой проект) выгоднее, чем каркасный.