18+
  Войти, или Зарегистрироваться (Что мне это даст?)

история

Боевой привет всем, кого люблю

9 Мая 2015, 16:19
Фронтовые письма... Эти весточки с фронта... Их ждали в каждой советской семье в те огненные 1418 дней и ночей Великой Отечественной войны... И сейчас они, как самая дорогая память, что может остаться от людей, ковавших Великую победу, хранятся, перевязанные ленточками, тесемочками, по самым недоступным местам в квартирах. Их можно отыскать в старых бабушкиных сундуках и комодах, тумбочках и буфетах... Живая память войны, живые очевидцы прошлого. Проверенные цензурой, они наполнены и горькой тоской отступления, и радостью приближающейся Победы или короткого отдыха между тяжелыми боями. Ведь там, далеко-далеко, осталась семья, осталось все, связанное с мирной жизнью.

По словам мамы, в те тяжелые годы с нетерпением ждали почтальона, но в то же время боялись: вдруг вместо письма придет «похоронка» — и тогда раздавался душераздирающий крик из дома, в который пришла недобрая весть, и шли на этот крик односельчане, чтобы всем миром разделить горе, постигшее соседей.

Нашей семье повезло: в дом не пришло это страшное известие. Отец, Юрий Федорович Янкович, вернулся с войны раненым и контуженным, но живым. Он служил в составе 234-го истре6бительного авиационного полка 141-ой истребительной авиационной дивизии 9-го Ростовского истребительного авиакорпуса. Он был призван на фронт из города Ростова—на—Дону, где сдавал госэкзамены в пединституте. А дома, в Цимлянской, остались пятеро детей, жена, старики. Если была между боями свободная минута, отец писал письма тем детям, которые умели читать, и маме. Написанные на разной бумаге, порой, даже на оберточной, они начинались словам: «Милая Олик! Дорогие детки! Привет старики!», «Здравствуйте, дорогие мои малыши!», «Боевой привет всем, кого люблю!».

Письма, полученные до оккупации, мама перед приходом немцев закопала в банках в саду, «добрые» люди, подумав, что спрятаны драгоценности и деньги, выкопали их вместе с другими документами: дипломами, трудовыми книжками, грамотами. Поэтому в семейном архиве хранятся письма, полученные после оккупации. Самое первое из них папа отправил в поселковый совет: «Боевой привет! Не знаю, кто из Вас сейчас у руля сельсовета, но Вы меня знаете хорошо. В настоящем письме я буду очень краток. Прошу малое от Вас: всего только сообщить мне о судьбе моей семьи Янкович. Живы ли жена, дети, старики? Сообщите всю правду. Кто и был ли у Вас иуда-предатель? Напишите его фамилию. Если не один, то пишите обо всех. Если семья уничтожена, пусть немчура не обижается: я уйду тогда из авиации в пехоту, больше будет возможности увидеть гадов, убитых собственными руками».

В этот же день было отправлено письмо домой: «Мертвым или живым, моим любимым боевой привет! Не знаю, живы Вы или нет, но успокоить все нарастающую боль в сердце могу только письмом. Письму в станицу отправил многим знакомым, может, хоть от кого-то узнаю все о вас» (24.01.43г).

«От Вас все нет вестей. Живы ли? Каждый день, если нет боевых полетов, выходя из землянки далеко всматриваемся с друзьями в голубой горизонт, наблюдая, не везут ли весточки из дома, и вот проходят долгие минуты, а за ними часы, которые кажутся бесконечно длинными... Наконец показывается наш почтовый „У-2“, отправившийся вчера за почтой, возвращается — делает круг в знак приветствия, садится и подруливает к землянке — все бегут к нему с одним вопросом: „Письма есть?“. Мне снова нет, и я, повесив голову, отхожу расстроенный в сторону...»

Интересное письмо от ... 02.1943 года «при защите города Ростова—на—Дону и крупного железнодорожного узла Батайск вели в течение дня три тяжелых воздушных боя. В этих боях мы сбили 45 самолетов противника, но потеряли три наших боевых машины, а с ними и лучших людей, которых похоронили на Братском кладбище».

Письма 1944 года наполнены духом приближающейся расплаты: «Дорогая Олик! За последнее время события развиваются с фантастической быстротой на арене театра военных действий, что трудно даже верить тому, что происходит на глазах. Были горькие и тяжелые дни отступления, когда приходилось оставлять города, районы, еще тяжелее было переносить боль, когда оставалась семья в оккупации, и какие только мысли не приходили в голову. Сейчас все далеко позади. Банда, пришедшая из Германии, постепенно удирает восвояси, оставляя за собой грязный, кровавый след. Но очень немногим удается уйти безнаказанно: десятки тысяч бандитов лежат по болотам Минской и Полесской земли, целые тысячи идут вереницей с кислыми мордами под конвоем наших воинов в тыл. Они обречены и, как обреченные, те, кто еще уцелел, с бешенством сопротивляются. Они получат все то, что заслужили. Они хотели задушить нас танками, самолетами, пушками, но забыли одно, что есть и другой фактор, который является решающим в войне — это моральный дух войск. Не численное превосходство решает превосходство решает судьбу, а твердость характера, вера в правоту своего дела и преданность Родине, чего нет и не было у этой банды. Мы крепились, растили ненависть к врагу, учились современному бою, и теперь они гибнут тысячами. Многие из них, попадая в плен, спрашивают: » Почему Ваш русский Иван — так они называют нашу пехоту — догоняет нас пешком, когда мы на машинах не можем уйти?". Что можно им ответить? Русскому Ивану вы насолили так, что ненависть и презрение движет его к вам со скоростью больше, чем у ваших машин, и это чувствуется с особой ясностью, когда ты знаешь, что уже близка граница Германии, что близко логово, откуда пришел немец, его нужно догнать и убить, чтобы больше он не пришел нарушать мирную жизнь Ивану, чтобы можно было спокойно жить и работать, быть с семьей, от которой оторвал его фриц" (15.04.1944год).

«...мы идем к ним, к немцам, идем вершить справедливый суд... Приближается время то, о котором мечтаем мы все. ...Оно не за горами, оно близко...» (20.04.1944год) «Туман, полетов нет. Сейчас „отдыхаем“ всем полком, но не знаю, долго ли будет наш общий „отпуск“. Сейчас стоим перед большими событиями, которые вот-вот начнутся, и, пожалуй, наступит развязка...» (18.04.45 года).

«Сейчас 22.00, в этом темном небе гул мощных моторов, их очень и очень много — это наши друзья — бомбардировщики уходят в очередной рейд туда, откуда нас «побеспокоили» 45 месяцев назад. Теперь мы «беспокоим» тех, кто считал себя господами и непобедимыми. Вот сегодня они, гадкие и мерзкие, непобедимые звери в человеческом подобии получат очередную порцию «железного русского шоколада...». Каждый день их ведут жалкими овечками с душой, гаденькой и притворной, сотнями, тысячами по земле, политой кровью наших солдат. Они прячут глаза, бормочут себе под нос, что «война капут, Гитлер капут» (22.04.1945 года, 22 часа 30 минут).

«Вы, наверное, спите, а мне вот не приходится спать, изредка бывает, что приляжешь на несколько минут, а сегодня по долгу службы, по обстановке спать нельзя. И это почти каждый день, каждую ночь. Бывает по 3-4 боевых вылета, но скоро кончится эта карусель, совсем скоро добьем гадов в их логове» (...апреля 1945 года).

«Не знаю, получу ли ответ на сегодняшнее письмо? Прочту ли его? Идут ожесточенные бои за Берлин. Уцелеет ли моя голова на плечах?... Фрицы не рады, что заварили кашу, ибо расхлебать ее теперь не могут. Они закажут своим потомкам на тысячу лет, как с нами связываться...»

День Победы папа встретил в Германии. Потом был Будапешт, откуда их с боевыми машинами отправили в сторону Дальнего Востока, но война с Японией для него закончилась за Иркутском.

Домой отец вернулся в 1946 году, и больше фронтовых писем наша семья не получала, зато самым главным и любимым праздником в нашей семье и семьях друзей моего отца считался праздник Победы. И мы, дети Юрия Федоровича, продолжаем эту традицию. В нашем семейном доме 9 Мая, после митинга, собираются наши друзья, и как не хватает нам сейчас за праздничным столом тех интересных рассказов фронтовиков — друзей отца: Богданчика, Абраменко, Шкловского, Чупринина, Соболева (приношу извинения в том, что не помню имен и отчеств). Эти люди в течение многих лет были рядом с моими родителями и тоже, как и мой папа, приближали Великий ДЕНЬ Победы. И эта статья написана в память не только о моем отце и его друзьях, но и обо всех, кто приближал этот светлый праздник.

Я горжусь своим отцом, который, будучи воспитанником детского дома, сумел воспитать себя. Полуразрушенная страна 20-х годов прошлого века дала беспризорнику кров, хлеб, образование — путевку в жизнь. И он защищал эту страну с первых дней войны, оказавшись в самом ее огненном жерле, и до Великой Победы. Может быть, поэтому и его два внука, слышавшие рассказы деда о фронтовых буднях, читавшие его письма с фронта, рассматривавшие фотографии военных лет, стали офицерами и сполна выполнили свой долг в «горячих точках», за что имеют высокие боевые награды. Может быть, поэтому и его правнук, тоже офицер, сейчас находится там, где часто бывает по — военному «жарко»?!

Ольга Юрьевна Разумовская

Фронтовой роман

1 Мая 2015, 22:07
После освобождения Константиновского района от фашистских захватчиков, когда канонада боев еще слышалась недалеко на западе, в рабочем поселке разместились тыловые части и госпиталя Красной Армии. Понтонеры 126-го отдельного моторизованного понтонного батальона навели военную переправу через Дон, для переброски тяжелой военной техники и живой силы на западное направление, и остались на несколько дней в бывшей донской станице для обслуживания этой переправы 1943 года.

Понтонеры саперного батальона разместились в домах местных казаков. Ребятня постоянно кружились около военных и их техники. Старики, издалека рассматривали новое военное сооружение и радовались, что скоро, весной, им будет легче переправиться на левую сторону Дона для обработки своих огородов, поскольку в поселке не осталось ни одной частной лодки.

Лишь несколько трофейных лодок сразу прибрал к себе в хозяйство местный рыбацкий колхоз, дорожный участок и другие государственные учреждения и предприятия. Из числа понтонеров было немало пожилых солдат, которые быстро нашли общий язык с местными старожилами. А молодые воины понтонеры быстро познакомились и сошлись с местной молодежью.

Практически все молодые ребята от семнадцатилетнего возраста и старше, кого не угнали оккупанты в Германию, были призваны в Красную Армию. Даже несколько восемнадцатилетних девчонок ушли добровольцами на фронт. Остальная молодежь, в основном девчата, собиралась по вечерам по несколько человек в каком-нибудь из дворов, пели песни и танцевали под гармонь. На такие вечеринки приглашали и молодых саперов.

На одном из таких вечеров и приглянулась девятнадцатилетняя казачка Галина молодому заместителю саперного батальона Степану. Он заметил её ещё раньше, когда она приходила к Дону за водой. Стройная, красивая, она сразу запала ему в душу. «Хорошая девушка» — подумал Степан. Он так и будет её называть в последующих своих фронтовых письмах, которыми «засыплет» её за последующие годы войны. Но, в первый день знакомства, почти тридцатилетний отважный капитан, заслуживший за первые годы два ордена, станет робким и несмелым.

Когда в сентябре 41-го немец рвался на родную Украину, он, молодой командир саперного подразделения, минировал и подрывал с болью в сердце мосты на родной земле, для задержания противника. На реке Кобеляки Степан ночью, пропустив отступающие подразделения, подорвал мост. В бою за город Полтаву, под ураганным огнём противника перешёл в атаку и уничтожил пулеметную точку противника.

В одной из операций по подрыву моста у села Печенеги отсырел огнепровод, ведущий к заряду, установленному его взводом. Пожалев своих бойцов, презирая смерть, Степан переправился на сторону врага, починил провод и подорвал мост. За эти героические поступки, в декабре 1941 года, был награжден орденом Красной Звезды. Когда фашист подобрался к Волге, Степан в должности коменданта левого берега, под постоянными налетами вражеской авиации, штормовой погоды и ледохода, сумел организовать бесперебойную переправу советских войск.

Об этих героических подвигах саперов есть упоминание в книге секретаря Сталинградского обкома партии Чуянова А.С. «Сталинградский дневник»: «К Волге подходили резервы. Всех начальников тылов фронта, армии, корпусов волнует Волга, переправочные средства, мосты, дороги... Строителям приходилось одновременно вести упорные бои с противником...» Из наградного листа Бугай Степана: «Находясь без сна и отдыха по 3-4 суток, с риском для собственной жизни, Бугай С. сумел организовать работу по восстановлению пяти и постройки девяти причалов, руководил и содержал в исправном состоянии плавсредства, которые переправляли средние и тяжелые грузы. Сам лично заготавливал стройматериалы для ремонта причалов».

В декабре 1942 года Степан был награжден орденом Отечественной войны II степени. Но здесь, при встрече с Галиной, Степан оставался робким и несмелым. Несколько дней он будет провожать её до дома, так и не смея выразить своих чувств, о чем будет жалеть все последующие военные годы. За несколько месяцев пребывания на Константиновской земле саперного батальона, Степан и Галина так и не объяснятся в своих чувствах, не скажут друг другу все свои мечты и желания.

Пока воинская часть Степана будет наводить переправы через Дон от поселка Константиновского до Аксая, Степан и Галина ещё несколько раз встретятся. Но они так и не признаются в своих чувствах друг к другу. И только через несколько месяцев у них вспыхнет фронтовой роман с сердечными признаниями в письмах и долгой перепиской, страницы которой я сегодня публикую:

13.02.1943 г. Здравствуй любимая!!! Я пишу тебе так же часто, как и обещал, по шесть-семь раз. Милая Галочка! Как я по тебе соскучился, как хочется тебя увидеть. Как бы я был рад возможности побывать у тебя снова и увидеть тебя. Время идет, оно все больше и дальше отделяет нас от нашей встречи. В моей памяти наши встречи остались, как будто это было только вчера. Пройдет ещё время, пройдут дни, недели, месяцы и мы снова встретимся. Тебе я верю, любимая моя. До свидания. Крепко и много-много целую тебя, любимая моя, моя дорогая. Твой Степан«.

02.07.1943 г. «Добрый день, Гала! Любимая Галочка! Только вчера виделись. С той встречи не прошло ещё и суток, а мне кажется, что прошло много-много времени. Только тяжко, когда ты осталось где-то далеко, и нас разделяют десятки километров пути. Станет ясно, насколько близко мы сошлись друг к другу. Как сильно я привык к тебе. Я не знаю твоих чувств и не могу говорить о них, но я знаю, что если твои чувства так же сильны и чисты ко мне, как мои к тебе, и время их не загладит, не нарушит их, а отшлифует их и сделает более дорогими и родными мне. Где бы я ни был, куда бы меня не забросила война, я везде буду помнить о тебе, дорогая, любимая, нежная девушка моя! Надеюсь, что скоро увидимся. Адреса службы пока не скажу. Как только узнаю, немедленно сообщу. Бесконечно раз целую тебя моя люба хорошая девушка. До свидания. Привет маме. Целую, твой Степан».

04.07. 1943 г. "Добрый день моя люба, Гала!!! «Пишу, потому, что хочу разговаривать с тобой, хочу видеть твой образ в своем воображении. Когда уезжал и прощался с тобой, уже знал, что буду скучать, но не думал, что так сильно и так болезненно. Как бы хотелось видеть тебя, моя хорошая девушка. Когда устроюсь, ты обязательно должна приехать ко мне. Нам еще нужно о многом поговорить. Работа сносная, сегодня нам наконец-то дали номер полевой почты:16005 «Б. Я уже начинаю ожидать твои письма. Крепко и много раз целую. Привет маме. До свидания, твой Степан».

07.07.1943 г. «Здравствуй дорогая Галочка!!! Привет маме и самый сердечный и нежный привет тебе, моя люба, хорошая девушка. Это пятое письмо, но ты, наверное, ещё не получила ни одного, так как прошло всего пять дней, как я уехал от тебя. Люба Галочка! Сегодня здесь кино: «Партизаны в степях Украины», думаю сходить ещё раз. Говорят, по вечерам здесь бывают танцы, но на танцы я пойду только с тобой, моя хорошая. Когда ты научишь меня танцевать? Чувствую себя неважно, скучаю, крепко-крепко скучаю за тобой, моя дорогая. Теперь буду ожидать твоих писем. Крепко-крепко целую. До свидания, твой Степан.

08.07.1943 г. «Добрый день, Гала!!! Привет и наилучшие пожелания в твоей молодой жизни, моя дорогая девушка! Не знаю, получаешь ли ты мои скромные коротенькие письма? Но я пишу и пишу, как обещал. Пишу, выполняя не только мои обещания, но и чувствую необходимость, которую не могу выразить в письмах. Ты стала частью моей жизни. Мне хочется, чтобы все радости и горести, если такие будут, делила со мной, моя люба девушка. Готова ли ты и способна на это? Вчера в клубе был концерт. Концерт давал ансамбль красноармейской самодеятельности. Концерт был самый замечательный, который я видел за два года войны. Жаль, что со мной не было тебя рядом, моя девушка. Ну, нечего, еще много лет нам жить, послушаем не один концерт. Крепко и много раз целую! Передавай привет маме. До свидания, твой Степан».

10.07.1943 г. «Здравствуй дорогая Галочка! Широсердечный привет и наилучшие пожелания в твоей молодой жизни моя, любимая хорошая девушка. Вчера целые сутки шел дождь, без грома и ветра. Он мне успокаивал душу и сердце. Весь вечер, далеко за полночь просидел на крыльце дома и думал о прожитой жизни и с трепетом вспоминал о нашей с тобой дружбе и думал о нашем будущем, милая моя, хорошая девушка. До утра не мог уснуть. Уснул с рассветом. Весь день пришлось работать, а сейчас сел написать тебе письмо. Получаешь ли ты мои письма? Крепко, крепко целую тебя, моя хорошая. Привет маме. До свидания, твой Степан».

11.07.1943 г. «Добрый день, дорогая Галочка!!! Широсердечный привет и наилучшие пожелания тебе и маме. Я жив, но немного не здоров. Но это ничего, через несколько дней, думаю, буду здоров. Сегодня у меня выходной, и сел написать тебе письмо. Настроение прескверное. Целый день работаю, потом прихожу и пишу тебе письмо. Не знаю, получаешь ли ты их? Может быть, они тебе надоели? Ты против, что я так часто пишу? Просто, когда сидел и думал, голос души, он такой живой и сильный, что иногда в минуты скуки он душит её. И этот голос говорит: „Верь ей, она хорошая и чистая девушка, она такая, которой ты никогда не видел. И за те короткие недели нашего знакомства она всегда останется такой, который ты её знаешь. Она ждет, и будет ждать тебя“.

И я верю тебе, и хочу, чтобы наша дружба была не случайной, а крепкой, верной. И мне хочется, чтобы ты была такой же, моя люба, хорошая девушка. Я верю твоему голосу, я верю твоему сердцу. Но как это будет, покажет время. У нас были встречи, но впереди главная встреча. И она должна состояться! Пишите же мне, люба, пиши всё, и горе и печали. Я много тебе писал и отправлял четыре письма через ппс (полевая почта связи — авт.), два — заказными, пять — через гражданскую почту. Получила ты их? Рука болит, и писать трудно. Пиши, сможешь ли приехать ко мне? Возможно через месяц или полгода? Может, я приеду к тебе, и все будет благополучно. Крепко, крепко и много целую. До свидания, твой Степан. Мой адрес: пп 16005».

14.07.1943 г. «Добрый день дорогая Галочка! Привет и наилучшие пожелания тебе и маме в Вашей жизни. Я живу по- старому, чувствую себя хорошо. Хочется знать, как живешь ты, как твое здоровье? Жду от тебя каждый день писем, до утра, до вечера. Видимо ты моих писем не получаешь. Ты пиши мне, я их может еще не получил, но получу обязательно, ты верь мне. Поверь мне Галочка, мне так важно увидеться с тобой. Ведь ещё осталось так много недосказанного, что я должен сказать тебе, что должен услышать от тебя. Пиши мне, любимая моя, хорошая девушка. Я жду! Я буду ждать! До свидания, твой Степан».

В последующих своих письмах, Степан пишет: «Дорогая Галочка! Я опять не выдержал, и, не дождавшись твоего письма, пишу тебе. У меня все хорошо, живу в условиях лучше, чем жил в Константиновской, но без тебя. Я обязательно к тебе приеду, но на два-три дня. Может ты приедешь ко мне, и я тебя провожу следующим обозом?»

17.07.43. «Сегодня жду твоего письма, должен привезти наш товарищ. Привезет или нет? Ещё не получал от тебя ни одного письма. Сегодня к нам в первый раз должны привезти письма. Прошел месяц, как я уехал от тебя. Пусть это будет монолог, но он направлен к тебе, моя любимая девушка, и мне кажется, что я вижу тебя, и мне становиться легче на сердце...»

02.08.43 г. И только пятого августа Степан получил ответ от любимой, сразу два письма, написанных 19 и 21 июля. «Я так рад, я их ждал, я столько ждал, моя дорогая. Мне хочется, чтобы они шли каждый день, и в них было написано много, много. И я буду тебе отвечать так же. Я не учился танцевать, и не буду учиться, я хочу, чтобы моим учителем танцев была ты, моя любая, хорошая, дорогая девушка. Ты мне стала ещё дороже и ещё ближе, чем в те дни нашего знакомства, нашей встречи, моя любимая девушка! Если бы только знала, как мне хорошо, когда я знаю, что у меня есть любимая девушка, которая меня любит и ждет. Мне так хорошо и радостно....»

5.08.43г. «...Сегодня я покинул Ростовскую область, впереди подневольна моя родная Украина, которая меня родила, вырастила, с которой связана вся моя юность, и мне будет больно, если я не буду среди освободителей моей родной земли. Может быть, сегодня, может быть завтра или через месяц, будет освобождено мое село, и я узнаю о судьбе своей мамы и сестры? Помни, моя любимая дорогая девушка, где бы я не был, куда бы меня не забросила пучина войны ты всегда будешь со мной, дорогая...»

Сентябрь 1943 года. «...Верь мне, что если случится так, что от меня не будет недельку или две писем, то значит, на это были причины, не зависящие от меня, вызванные обстоятельствами жизни и законами войны...». Но какая бы ситуация не была на войне, письма от Степана шли с промежутками в день, два, три, иногда немногим более трёх дней. Он успевал их писать в машине, в окопе, ночью на переправе при свете коптилки, у дороги, в поле — прямо на земле.

И такие письма все шли и шли от капитана, потом майора Степана Бугай с фронтов Отечественной войны на донскую землю, к Константиновской казачке Галине, по два, по три письма в неделю, а иногда и по три по два письма в одном конверте. Много раз в своих письмах Степан спрашивает, почему так долго нет от Галины ответа. Но в некоторых письмах Степан пишет, что получил сразу три, четыре, а бывало и семь писем сразу от Галины. Она, безусловно, отвечала влюбленному Степану взаимностью. Конечно, была война, и многие из писем терялись, но влюбленные за время переписки научились понимать друг друга с полуслова. И пропущенные строки из утерянных писем только сближали влюбленных и усиливали их чувства. Они уже не могли жить друг без друга, их сердца и души соединились где-то там, на верху, но встретиться они пока не могли.

Степан воевал, и с каждым днем все дальше и дальше уходил на запад, а Галина ухаживала за своей больной мамой, и фронтовой роман продолжался. В одном из писем Степан пишет стихами Галине: «...Я хочу любимая, немного С тобой о чем-то говорить...» «...Сегодня, в лунную ночь, я хочу быть только с тобою...»

15.10.43 г. В этом маленьком октябрьском конверте размером 7×11 см плотно вложены три письма. И таких писем фронтового романа, только дошедших до Галины в 1943 году и сохранившихся, больше сотни! Кто бы мог не позавидовать такому роману, да ещё и в военное время? «Здравствуй дорогая Галочка!!! Сегодня пишу тебе, так же как обещал, как писал вчера, как писал всегда. Иногда мне говорят: „Зачем ты пишешь, так часто и искренно, она вряд ли нуждается в твоих письмах“. Но я не обращаю на них никакого внимания. Я верю тебе, дорогая, и надеюсь, что и ты мне веришь. Верю, потому что... В годы бед, когда весь мир качает канонада И тяжело, и рядом друзей нет — Сильней любить, сильнее верить надо... Я знаю, что твои письма не вымышленные и написаны от души и сердца. Обнимаю крепко и много-много раз, целую тебя, моя любимая».

22.12.43 г. Твой Степан. «Здравствуй, дорогая Галочка!!! В своем письме ты так и не написала, что так беспокоит тебя, моя милая. Милая Галочка! Сколько прошло времени, но нам так и не пришлось встретиться, я приеду к тебе, моя дорогая. Мои чувства к тебе были, есть и останутся самыми лучшими...»

25.04.1944г. Седьмого мая 1944 года Степан написал Галине два письма. «...Милая, как мне хочется увидеть тебя. Сколько прошло времени после нашей последней встречи, а кажется, что это было вчера. А это было так давно. Не будем отчаиваться, моя дорогая, и ждать нашей встречи...» «...Скоро год, как я не видел тебя, если есть фото, то вышли. То фото, что ты высылала, я берегу, как все письма. Их у меня уже много, моих дорогих и желанных твоих писем. Но лучше было бы видеть тебя, моя дорогая, слышать твой родной голос, но что поделаешь, на пути к этому война...» Через год закончится война с фашистской Германией. Но влюбленные об этом не знают, он любят друг друга, и, судя по содержанию нежных строк их писем, их любовь разгорается ещё сильнее.

«Здравствуй моя дорогая Галочка!!! Прими мой самый чистосердечный привет и самые наилучшие пожелания в твоей молодой юной жизни. Я жив и здоров, только письма твои не получал, кажется, прошел целый месяц. Как долго кажутся эти десять дней. Сейчас сентябрьская ночь, кругом горы, Карпаты. Горы спрятались далеко в облаках, кажется, что они их зацепят. Горит коптилка, я сижу и пишу тебе письмо. Вдали слышна канонада орудийных залпов, они долго не смолкают эхом в горах, по ущельям, по межгорьям, как шум горной реки. Иногда взметнет ввысь ракета, и растворится в белизне неба. Потом прошумит скороговоркой пулемет, и опять тишина, и только темные силуэты гор. Пишу тебе моя дорогая, а ты далеко-далеко отсюда, там где-то на берегу Дона. Крепко и много-много раз целую, тебя моя любимая, моя дорогая. До свидания, твой Степан».

19.09.1944г. «Привет из Чехословакии! Здравствуй, дорогая, любимая!!! Целый день был в дороге, протопал больше 100 километров, пишу письмо прямо на земле, ночью. Машины поднимаются на вершины гор, засыпанных снегом, а в долинах — заливные луга. Туман, дальше десяти метров ничего не видно. Везде ещё зелень, бегут шумные горные реки. В горах и на перевалах разбитые села. Здесь шли упорные бои, враг сопротивлялся, много вражеских укреплений. Но чем дальше на юг, тем было поспешнее его бегство. Здесь и села не разрушены. Похоже на Украину, да и жители здесь разговаривают на украинском языке».

09.11.1944 г. «Здравствуй дорогая Галочка!!! ...Сегодня выпил бокал вина за день Сталинской Конституции. На этот раз не нашлось ни кавказского, ни молдавского, ни крымского или донского, пили чехословацкое. Как бы я был рад, если бы ты была рядом со мной. Постоянно льет дождь, грязь непролазная. Ну, нечего. Пиши мне, дорогая. Крепко и много-много целую тебя, моя любимая. Твой Степан».

07.12.1944 г. За 1944 год Степан присылал еще больше писем, чем написал в 43-м. Он шлёт не только письма, но и открытки, исписанные мелким почерком. И в каждой открытке были теплые и нежные слова: «Любимая Галочка, дорогая, милая, целую и крепко обнимаю много-много раз». Всего за два года войны от Степана пришло 276 писем и открыток, и это только те, что сохранились в семейном архиве потомков казачки Галины.

«Здравствуй любимая!!! Старый — 1944 год остался далеко позади, но я хотел, чтобы был не январь 45, а январь 44 года, когда я почти каждый день получал от тебя письма. Уже почти два месяца от тебя нет писем. Неужели я не получу писем до того дня, пока не приеду к тебе? Тебе пишу часто, как и писал. До свидания, моя дорогая. Крепко-крепко и много раз целую тебя, моя дорогая». Твой Степан

22.01.1945 г. Гвардии майор Бугай С.Е., начальник инженерной службы 42-й отдельной Гвардейской тяжелой танковой Смоленской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого бригады с 18.04.1945 г. все время находился в боевых порядках танков, руководил наведением переправ и сопровождал танки через р. Одер, Морава и устраивал переправы через болото.

Своим самоотверженным трудом и руководством т. Бугай обеспечил проход для танков, громящих противника. За мужество и отвагу, проявленные в бою, за обеспечение проходов для танков в труднодоступных местах, тов. Бугай достоин правительственной награды ордена «Красной Звезды. 16 мая 1945 г. (Из наградного листа). Награда вручена 01.06.1945 г. 29.05.1945 г.

«Здравствуй дорогая Галочка!!! Сегодня ждал от тебя письма, пришла почта, но письма от тебя нет. В моей жизни изменений нет. Днем занят на работе, а вечерами пишу тебе письма. Здесь недалеко госпиталь, там каждый вечер показывают кино, бывают хорошие картины. Бывают танцы, но на танцы я хожу еще реже, чем в кино. При желании можно хорошо провести вечер, но если бы вместе с тобой? Если бы была хоть небольшая возможность, я бы бросил всё ради встречи с тобой, моя милая. Как я хочу видеть тебя! Как нужно о многом поговорить! Пришли мне свою маленькую фотокарточку. Как только появится возможность, прошу тебя, вышли её мне. Пиши мне чаще, дорогая, пиши мне больше о себе, дорогая. До свидания. Крепко и много-много раз целую тебя, милая моя, родная. Твой Степан».

А потом наступило долгое молчание. На многократные запросы в 1946-1949 годы Галине приходят ответы: «Не значится», «Не проживает». Один из ответов в 1947 году Галина получает из Закарпатской области Иржавского сельсовета, что Степан убит. Как такое могло произойти после войны? Где убит? Когда? Но она не верит и продолжает его искать. В этом же году Галина находит адрес мамы Степана — Агафьи Ильиничны и пишет ей письмо с просьбой сообщить о месте нахождения Степана.

И только в 1950 году получает полный ответ из Черниговской области: «На Ваше письмо, что Вы написали 12 марта 1950 г., ответ состоит в следующем, Гвардии подполковник Бугай С. Е. находился на службе в г. Виноградове Закарпатской области. В 1946 году во время исполнения служебных обязанностей тов. Бугай попал под уличную катастрофу и был ранен. После трехдневной болезни т. Бугай скончался. Похоронен в г. Виноградове. Вот сведения сельсовета». 27.03.1950 г. Председатель с/с Мороз.

Так внезапно и печально закончился фронтовой роман. Материалы взяты из семейного архива казачки Галины. г. Константиновска Ростовской области. Публикуются с разрешения её родственников.

В.Градобоев, май 2015 г.

Жизнь, опаленная войной

17 Апреля 2015, 23:56
В школе-интернате станицы Николаевской прошла пресс-конференция «Жизнь, опаленная войной», посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. На конференции присутствовали дети из Николаевской средней общеобразовательной школы и школы-интернета. Они задавали присутствующим краеведам интересующие их вопросы по истории Великой Отечественной войны, на которые ответили: Попова С.В. — учитель истории, Варламов А.С. — атаман, Быхалова Л.Г. — зав. клубом, Иванова Л.И. — директор Николаевской среднеобразовательной школы.

В работе этой конференции приняли участие и представители клуба «Константиновский краевед» — Градобоев В.А. — рассказал о Николаевской переправе в годы войны и сбитых самолетах, которые сегодня разыскивают поисковики; В. Граф выступила с докладом "Роль женщины в Великой Отечественной войне«(на примере Николаевского района).

Если вспомнить историю, то во все времена русская женщина не только провожала на битву сына, мужа, брата, но в трудные минуты становилась рядом с ними. Ярославна, Надежда Дурова, Василиса Кожина, Гуля Королева — это всего лишь легендарные единицы. Да, в годы гражданской войны в рядах Красной Армии находились женщины, но в большинстве своем сестры милосердия и врачи. А на самой страшной — Отечественной войне многим женщинам пришлось стать солдатами. Проводив на войну мужа и сына, они затем шли на фронт сами.

Хрупкие девушки выносили из-под огня не только солдат, но и их оружие, часто рискуя собственной жизнью. На войне женщине пришлось быть снайпером, сапером, танкистом, летчиком, участвовать в партизанском движении. Сами названия этих профессий говорят о том, что владеть ими должен мужчина. Ради своей Родины женщина сумела освоить все выше перечисленное.

Давайте вспомним сегодня о женщинах станицы Николаевской, принимавших участие в Великой Отечественной войне.

Клава Парамонова, уроженка станицы Николаевской. Клава родилась в 1921 году, окончила Николаевскую среднюю школу, затем Ростовскую зубоврачебную школу и после ее окончания до самой оккупации работала зубным врачем в станице. А в январе 1943 года после освобождения станицы была призвана в Армию и направлена в партизанский отряд «За Тихий Дон», сформированный при штабе Южного фронта.

2 июня 1943 года Клава Парамонова в составе отряда из 15 партизан была выброшена на парашютах в тыл врага — город Новомосковск Днепропетровской области, но через месяц связь с отрядом была утеряна. И командование партизан сразу же уведомило их родственников, что они пропали без вести. И только спустя 20 лет, в 1965 году, после войны партизан отряда Василий Коваленко начинает поиск партизан, оставшихся в живых. И вот Степан Автеньев, так рассказал о последних минутах жизни Клавы:

«Действуя в партизанском отряде, мы были посланы в разведку. Выполнив задание, возвращаясь в лес, были окружены фашистами. Клава Парамонова и Николай Хохлачев (тоже из Николаевской) были схвачены фашистами. Они их пытали, где находятся другие партизаны. Клава, чтобы отвлечь внимание карателей от разведчиков громко кричала: „Больше никого нет! Бейте, гады, больше вам ничего не скажу!“. Эти последние слова Клавы я слышал, находясь неподалеку в озере по горло в воде».

Надежда Максимовна Ермакова (дев. Репникова) во время войны работала санитаркой в госпитале, выносили раненых бойцов с поля боя. Госпиталь, в котором работала Надежда Максимовна, прошел Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию и Чехословакию. Она вспоминала: «Врачи и медсестры (во время боев) падали с ног от усталости, но, облив лицо холодной водой, продолжали делать свое дело. За спасение раненых в этих боях меня наградили медалью «За боевые заслуги».

По окончании войны Н.Ермакова работала секретарем райкома комсомола станицы Николаевской, учителем начальных классов Николаевской средней школы, директором Константиновской восьмилетней школы и директором Константиновского педагогического училища.

Ольга Андреевна Петрова и Нина Яковлевна Бадаева. Ольга Петрова родилась в станице Николаевской. Молодость ее пришлась на военные годы. Она рыла окопы, служила в разведроте, была партизанкой в отряде им. Дзержинского. За период боевых действий отряда на Украине было пущено под откос 3 вражеских эшелона, уничтожено более тысячи врагов, разгромлены несколько складов и гарнизонов противника. Ольга Андреевна служила медицинской сестрой и многим солдатам спасла жизнь.

Нина Бадаева начала работать нянечкой в детском садике станицы Николаевской с 14 лет. О днях фашистской оккупации она вспоминала очень скупо: голод, лишения, страх быть расстрелянной. В январе 1943 года после освобождения станицы, работала в госпитале, рыла окопы.

Михайлова Валентина Александровна — награждена медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Герой — выпускник первой школы

12 Апреля 2015, 11:14
Радченко Иван Семенович — полный кавалер ордена Славы трех степеней. Имя Героя было впервые установлено краеведом нашего города Александром Кошмановым. Александр Михайлович всегда интересовался героическим прошлым наших земляков. На сайте «Полные кавалеры ордена Славы» он нашел новое имя — Радченко И. С. Но информация в Интернете всегда требует дополнительного поиска и уточнения . Оказалось, что в архиве ЗАГСа города Константиновска сохранилась актовая запись № 20 от 20 января 1926 года, из которой стало известно, что 19 января 1926 года у Евдокии и Семена Радченко родился сын Иван. В записи указано, что отец его — плотник, а сын- 10-й ребенок в семье: по числу оставшихся в живых 1(один). В 1942 году он окончил Константиновскую среднюю школу.

В своем дневнике, который он вел на военных аэродромах, он писал: " В армию я пошел добровольно в январе 1943 года, как только исполнилось 17 лет. Был шкетиком — винтовка в походе больно била прикладом по косточке, а в бою сильно отдавала в плечо. Но, ни командир роты, ни командир взвода не упрекали, потому что старался«.

На Южном фронте Великой Отечественной войны Иван Радченко воевал с февраля 1943 года, с октября 1943 года — 4-й Украинский фронт, а с июня 1944 года — 1-й Белорусский фронт.

На сегодняшний день найдены новые сведения о подвигах и наградах Радченко И.С. благодаря поисковой работе школьного музея , клуба «Константиновский краевед» и командира сводного поискового отряда «Донской» Градобоева В.А.

Первой наградой Героя был орден «Красная звезда», полученный им 14 октября 1944 года. В наградном листе указано, что " боец Радченко отлично изучив материальную часть пулемета, содержит ее всегда в боевой готовности. В бою смел и инициативен. Является надежной защитой задней полусферы. Кроме наблюдения за воздухом и отражения атак истребителей противника, ведет огонь по наземным целям. Этим самым содействует успешному выполнению боевой задачи. Как воздушный стрелок пользуется заслуженным авторитетом среди летчиков.

За успешно совершенные 21 боевой вылет и проявленную при этом доблесть и мужество«, И.С. Радченко был представлен к ордену «Красная звезда».

Но до конца войны еще было далеко. Он продолжает служить воздушным стрелком 136 —го гвардейского штурмового авиаполка уже гвардии сержантом.

13 февраля 1945 года Радченко Иван Семенович получает орден Славы III степени за 78 успешных боевых вылетов и нанесение противнику большого урона в живой силе и технике на территории Восточной Пруссии.

10 марта 1945 года за проявленный героизм в боях при выполнении 30 боевых вылетов представлен к правительственной награде — ордену «Отечественная война 2 степени».

А 2 апреля 1945 года он был награжден орденом Славы II степени за успешное выполнение следующих боевых заданий:

в районе г. Куссен—Раушен 18 февраля 1945г. уничтожил несколько повозок, автомашин и много гитлеровцев, 4 марта 1945г. в районе г. Хермсдорф ( ныне Калининград. обл.) в воздушном бою с превосходящими силами противника прицельным огнем отразил 6 атак вражеских истребителей.

В боях по ликвидации окруженных группировок противника г. Кёнигсберг ( ныне г. Калининград) гвардии старший сержант Радченко И.С. произвел в составе экипажа 23 успешных вылета, в ходе которых уничтожил 6 автомашин, 4 повозки, подавил 2 зенитных орудия, вывел из строя большое количество фашистских солдат, отразил 3 атаки вражеских истребителей. За проявленное мужество и героизм в боях с немецкими захватчивами 15 мая 1945 года награжден орденом Славы I степени.

Таким образом, он стал полным кавалером ордена Славы; эта награда приравнивается к званию Героя Советского Союза.

В своих воспоминаниях он потом напишет:

«25 июля 1945 года. Сдал в только что созданный музей боевой славы нашего штурмового полка свою летную книжку. На протяжении года мы с Василием Анферовым ( боевым другом) сделали 105 боевых вылетов. Уничтожено 30 танков, до 50 пушек и минометов, около 10 дотов и дзотов, до 200 автомашин с разными грузами, 2 железнодорожных эшелона, 7 истребителей, около 3 тысяч гитлеровцев и 1 их штаб».

После войны Иван Семенович продолжал службу в армии. В 1956 году окончил экстерном Двинское военное авиационное училище. В 1964 году был уволен в запас. Жил в городе Львов (Украина), работал радиомонтажником производственного объединения «Кинескоп».

Умер 20 сентября 1981 года и похоронен в городе Львов на Лычаковском кладбище. На могиле Героя установлен мраморный надгробный памятник.

В преддверии 70-летия Великой Победы хорошо бы увековечить имя Героя Радченко Ивана Семеновича, выпускника школы и нашего земляка, установив на здании Константиновской средней общеобразовательной школы № 1 мемориальную доску Полному кавалеру ордена Славы.

В. Граф, Е. Стефанова, библиотекари первой школы.

Подарок музею первой школы

22 Марта 2015, 09:55
Недавно МБОУ СОШ № 1 посетил выпускник 1956 года Герасимов Александр Петрович, который работал учителем физической культуры в школе в 60-70 годах. Сегодня он проживает в х. Топилин Семикаракорского района, поддерживает связь со школой: приезжает на вечера встречи с выпускниками.

И вот после последнего вечера встречи он подарил школьному музею альбом — эстафету школ Константиновского района, которую он сам оформил к 50-летию Советской власти. В альбоме собраны материалы юных краеведов: переписка с героями Советского Союза — Погореловым М.С., Скрылевым В.В., воспоминания участников Великой Отечественной Войны — Фоминичева Ф.М., Клавы Тулаевой (чье имя носила пионерская дружина школы), Дорожкина С.Я.

Стефанова Е.К., Граф В.П.

Герой из хутора Савельева

11 Марта 2015, 17:56
Бабков Тихон Петрович, уроженец х. Савельева Константиновского (Николаевского) района, командир отделения 3-го взвода роты стрелков противотанковых ружей, 409-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона 107-й дивизии.

Умело руководя своим подразделением в бою по разгрому вражеской колонны, рвущейся 31 января 1943 года в Старый Оскол. Благодаря умелой расстановки бойцов его отделения было истреблено много живой силы и техники противника. Бойцы отделения, будучи ранеными продолжали сражаться с немецкими захватчиками.

Когда из строя вышел командир взвода мл.лейтенант Бондаренко, тов. Бобков взял командование взводом на себя, одновременно уничтожая гитлеровцев из своей винтовки.

Когда во взводе никого не осталось, т.Бабков заметив по близости группу наших пехотинцев взял их под свое руководство.

Организовал оборону и продолжал стоять с ними не пропустив врага.

За мужество, отвагу и героизм в борьбе с немецкими оккупантами представлен к званию Героя Советского Союза.

Подписи: командир дивизиона ст.л-т Дьяченко, Командир дивизии генерал-майор Бежко.

Но высшее руководство решило по своему и сержанта Бабкова наградили орденом Красноного Знамени.(Из наградного листа)

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской»

Я же солдат...

26 Февраля 2015, 12:08
Конец февраля 1977 года выдался теплым, в воздухе пахло сырой оттаявшей землей. Сквозь негустые облака пробивались лучи солнца. Громко чирикали воробьи, предвещая скорый приход весны. Я вышла из калитки двора и увидела своего деда, Дмитрия Васильевича Королькова, деду Митю, так мы его называли с детства. На нем, что называется, не было лица. Бледный, с запавшими глазами...

— Деда, ты откуда идешь?

— Из больницы. Приболел я...

— А почему пешком? Почему не сказал папе, он свозил бы тебя ​к врачам, — недовольно сказала я деду.

— Нет. Я сам. Я же солдат!

Высокий, до старости статный, молчаливый, всю жизнь проработавший на тяжелых работах, дед ничего не рассказывал нам о войне, хоть мы,трое его внуков, часто просили об этом.

В детстве, приколов его и папины медали на куртки, носились по балкам (благо они рядом с домом были), играя в «войнушку».

Со слов папы мы знали, что деда наш воевал на 2-м Белорусском фронте, потом на 1-м Украинском, в пехоте. Автоматчиком был. Ходил врукопашную. Брал Берлин.

Через много лет, рассматривая семейный архив, я увидела пожелтевшие от времени, но бережно сохраненные его женой, Екатериной Ефимовной Корольковой, нашей бабушкой, выписки из приказов командира части о ​награждении медалями, о вынесении благодарности за образцовую службу в рядах Красной Армии Дмитрия Васильевича Королькова. Ничего больше мы не знали о военной судьбе дедушки.

... Прошли годы... Однажды, случайно встретившись в библиотеке городской средней школы № 1 с начальником поискового отряда «Донской» В.А. Градобоевым, разговорились о моих родственниках и соседях, воевавших на фронтах Великой Отечественной. Я рассказала ему, что было мне известно. И вот в моих руках оказались копии выписок из Наградных листов моих родных, солдат Корольковых: Дмитрия Васильевича, его сыновей, Ивана Дмитриевича и Василия Дмитриевича, где, хоть и скупо, но описаны действия, за которые они были представлены к Правительственным наградам. Эти документы на сайте «Мемориал» отыскал В.А. Градобоев.

С волнением взяла я дорогие мне листочки из рук краеведа, большого энтузиаста своего дела, Валентины Прокофьевны Граф.

Читаю: «НАГРАДНОЙ ЛИСТ». Ниже идет запись данных награждаемого, а потом:

1. ​Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:

14.02.1945 года красноармеец Корольков Д.В. одним из первых форсировал реку Квейс, а когда противник перешел в контратаки, то тов. Корольков мужественно отражал их гранатами и винтовкой. При отражении контратак им было уничтожено 14 гитлеровцев.

За проявленные стойкость, мужество и отвагу, достоин правительственной награды Ордена Славы 3-й степени.

Командир 1176 стрелкового Висленского полка Подполковник Беляев

Дата 21.02.1945 года.

​Ровно 70 лет прошло со дня этого события...

... Хоронили Дмитрия Васильевича Королькова 11 марта 1977 года: сердце не вынесло второй операции. На похороны прилетел из Новосибирска его внук, капитан Корольков. Подойдя к гробу, Коля взял в ладони лицо деда, наклонившись, поцеловал... Из глаз внука катились слезы... Вдруг из-под мертвых век дедушки тоже выкатилась слеза... Что это? Конечно, это биологические процессы. Но как совпало!

А в душе моей остались слова, произнесенные дедой Митей перед смертью: «Я же солдат...».

Большое спасибо В.А. Градобоеву,В.П. Граф, Е.К. Стефановой ​за их внимание к судьбам земляков, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны.

Королькова Л.И., учитель вечерней школы

Корольков Дмитрий Васильевич (на фото слева) 1899 — 1977гг. Служил на II Белорусском фронте, в пехоте. Призвался Константиновским военкоматом в первые дни войны в 1941 году. Закончил войну в Берлине в мае 1945 года. Был награжден медалью «За отвагу», орденом Славы 3-й степени.

Подвиги героев вдохновляют

21 Февраля 2015, 14:36
Приближается 70-летие Великой Победы. В честь его в музее МБОУ СОШ № 1 прходят циклы мероприятий, посвященных этой дате.

Детям была предложена выставка «Подвиги героев вдохновляют» и экскурсия «Память жива» с использованием мемориальных экспонатов из музея школы: противотанковое ружье Дегтярева, винтовка Мосина с патронами и гильзами, копия Знамени Победы, касок советских и немецких солдат, письма-оригинала с фронта выпускников нашей школы.

Большинство из этих экспонатов подарены поисковым отрядом «Донской», который возглавляет В.А. Градобоев.

Из экскурсии дети узнали об истории здания школы, в которой во время войны располагалось гестапо, а затем госпиталь. В музее сохранилась листовка, которую Константиновские молодогвардейцы прикрепили на здание гестапо перед наступлением наших войск. Большой интерес для детей вызвали останки двух самолетов, которые нашли поисковики.

Экскурсию подготовили и провели библиотекари Е.К. Стефанова и В.П. Граф.

105 лет со дня рождения Петра Антоновича Надеваева

19 Февраля 2015, 17:01
Сегодня, 19 февраля 2015 года, исполняется 105 лет со дня рождения Петра Антоновича Надеваева (1910-1979) — уроженеца станицы Богоявленовской Константиновского района, полного кавалера Орденов Славы.

Полный кавалер Ордена Славы Надеваев Петр Антонович — один из старейших колхозных механизаторов. Свою трудовую деятельность он начал в годы первых пятилеток, работал тогда на отечественных тракторах «Интернационал», «ЧТЗ», «СТЗ». Привязанность к технике осталась у него на всю жизнь. И даже за седьмой десяток он не оставлял привычную работу, помогая колхозу выращивать высокие урожаи.

В суровую годину Надеваев служил наводчиком в первом дивизионе 128-го Гвардейского Демблинско-Померанского Краснознаменного артиллерийского полка. — Помню, как же, все досконально помню, — взволнованно говорил он. — Да, действительно, принимал участие в боях и на Днестре, и в районе молдавского села Кашлыш... В начале мая сорок четвертого наша батарея вместе с пехотой с ходу форсировала Днестр. Переправлялись кто на чем. Мы, например, свою пушку переправили на плоту из-под винных бочек.

— Перебрались на ту сторону реки и сразу же закопались в землю, — продолжал рассказ Петр Антонович. — Пока фашисты очухались, мы на плацдарме окопы оборудовали по всем правилам. Фашисты зверями кидались на нас, по 7-8 атак делали в день. И самолеты висели над нашими окопами с утра до вечера, да еще минами и снарядами били. Вот небо и казалось нам с овчинку. Земля-матушка родная только и спасала нас. Как крот, зароешься в нее и сидишь в окопе, пока не стихнет огненный шквал. Потом глянешь в поле — танки прут. Быстро оставляли укрытия и принимались за дело... Петр Антонович вспоминал имена своих боевых друзей, кто и при каких обстоятельствах погиб, подытожил сказанное о бое:

— За четыре дня расчет подбил два немецких танка, подавил огнем две пулеметные точки и уничтожил не менее двух рот противника. Было очень тяжело, но плацдарм удержали. Тогда меня наградили орденом Славы III степени. Узнал я из беседы с ветераном войны о его других героических подвигах. Скупо, но выразительно сказано о них и в наградном листе:

Надеваев Петр Антонович «Товарищ Надеваев 31 января 1945 года в составе расчета своего орудия уничтожил 2 станковых пулемета и 14 немецких солдат и этим самым расчистил путь наступавшей пехоте. В боях 3 февраля 1945 года на западном берегу реки Одер при отражении контратаки противника на плацдарм огнем орудия расчет Надеваева уничтожил 8 немцев и подбил одно самоходное орудие. Удостоен правительственной награды ордена Славы II степени».

Петр Антонович Надеваев показал мне этот орден и рассказал о боях за Берлин. 128-й Гвардейский Демблинско-Померанский Краснознаменный артиллерийский полк занимал огневые позиции против Зееловских высот, прикрывавших подступы к Берлину с востока. Эти высоты гитлеровцы сильно укрепили и предпринимали с них атаки против наших войск. 14 апреля на рассвете гвардии младший сержант Надеваев едва успел вздремнуть на земле у орудия, как сквозь сон почувствовал, что кто-то его трясет за плечо. Он сбросил плащ-палатку. На востоке за Одером занималась заря.

— Немцы что-то задумали, — сказал ему Горожанский.

— Сейчас посмотрим, на что они способны, — Надеваев встал, прислушался. Там, где виднелись высоты, занятые противником, выстукива- ли дробь пулеметы. Раздавались орудийные выстрелы. Потом донесся лязг гусениц.

— Фашистские танки! — тревожно произнес Надеваев. Первые лучи солнца осветили обгоревшие дома деревни Альт Тухебанд. Оттуда и ползли 3 танка со свастикой.

— Прут, гады, к нам, — сказал Сергей Зубко и подошел к орудию.

— Зарядил я пушку туго — угостим сейчас мы «друга», — вспомнил Иван Горожанский слова из стихотворения Лермонтова. Он уже успел подго- товить орудие к стрельбе и ждал команды.

— Огонь! — приказал Николай Азаров. Над башней головного танка вздыбилось пламя, повалил черный дым. Танк про- шел по инерции несколько метров и, как слепой, уткнулся в развороченную снаря- дами землю.

— Вот это «угостил»! — воскликнул Сергей Зубко. — С первого выстрела! Обойдя загоревшийся танк, вторая фашистская машина на ходу открыла огонь по орудию и стремительно покати- лась в ложбину. Из-за дыма и пыли, поднятых разрывами снарядов, Надеваев на мгновение потерял ее из виду, а когда снова увидел танк в перекрестии, то произвел по нему выстрел. Снаряд угодил в гусеницу. Танк завертелся на месте, вторым снарядом его подожгли. На другой день, 15 апреля, гитлеровцы снова пошли в атаку. Теперь уже из района высотки 49,9- Гвардии младший сержант Петр Надеваев открыл по ним точный огонь. В этот день расчет уничтожил 4 пулемета, орудие, до 25 вражеских солдат.

В ночь на 16 апреля земля вздрогнула от удара многих тысяч орудий, минометов, «катюш», от взрывов авиационных бомб. Мощные прожекторы осветили поле боя, ослепляя врага и выхватывая из темноты вражеские объекты. Начал- ся исторический штурм Берлина. В этом завершающем походе участвовал и гвардеец Надеваев. Вот что сказано о нем в наградном листе:

«В уличных боях в городе Берлине на Потсдамштрассе подогнем противника т.Надеваев первым со своим орудием форсировал канал Тельтов и, стреляя прямой наводкой, уничтожил две пулеметные точки и два станковых пулемета, чем расчистил путь стрелковому подразделению». За героизм, проявленный в Берлинской операции, Петр Антонович Надеваев был награжден орденом Славы I степени. Помимо трех орденов Славы, его грудь украсили орден Красной Звезды и медаль «За отвагу».

Якушов М. И слава его нашла. В кн.: Они прославили Родину. Очерки о кавалерах орденов Славы. Кн. 3. Ростов, кн. изд-во, 1975. — с.120.

Источник фото — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D0%B0%D0%B5...

О нём:

В «Персоналиях» — http://konstantinovsk.ru/persona/nadevaev-petr-antonovich

Донские кавалеры орденов Славы.//Молот.-2000. — 5 мая.

Журавлева Н. Полный кавалер ордена Славы.//Донские огни. — 2000. — 27 апреля.

Гальцева В. Герои — наши земляки.//Донские огни. — 1990. — 9 мая.

Солдатов В. Кавалеры ордена Славы.//Донские огни. — 1975. — 11 марта.

Якушов М. Слава тебя найдет, солдат.//Донские огни. — 1974. — 9 мая.

145 лет со дня рождения Федора Дмитриевича Крюкова

2 Февраля 2015, 23:58
2 февраля исполнилось 145 лет со дня рождения Федора Дмитриевича Крюкова (1870-1920), донского писателя и общественного деятеля. Родился в станице Глазуновской Донской области. Летом 1898 года посетил станицу Константиновскую. О посещении написал очерк «На Тихом Дону». В 1920 году был секретарем Войскового круга, редактором газеты «Донские ведомости».

Федор Дмитриевич Крюков родился 2(14).02.1870 г. в ст. Глазуновской Усть-Медведицкого округа Области Войска Донского в семье станичного атамана (ныне Волгоградской обл.), умер 20.02. (4.03.) 1920 г. в ст. Новокорсунской, ныне Краснодарского края. Окончил Усть-Медведицкую гимназию с серебряной медалью, где учился вместе с Филиппом Мироновым (будущим командармом 2-й конной армии), Александром Поповым (будущим писателем А. С. Серафимовичем) и с Петром Громославским (тестем М. А. Шолохова).

Русский писатель, общественный деятель. В 1892 г. окончил петербургский Историко-филологический институт. В 1893-1905 гг. работал преподавателем русского языка и литературы в Орле и Нижнем Новгороде. В 1906 г. был избран депутатом 1-й Государственной думы от Области Войска Донского.

Был одним из учредителей партии «народных социалистов». В 1906-1907 гг. выступал в Думе и в печати против использования донских полков для подавления революционных выступлений. Начал публиковаться в «Северном Вестнике» 1890-х гг., «Русских Ведомостях», «Сыне Отечества» и др. Печатался в журнале «Русское богатство», с 1912 г. стал одним из его редакторов.

Произведения Ф. Крюкова:

1. Выборы на Дону: к 10-летию Государственной думы.//Донской временник. Год 2006-й. — с. 143 — 151.

2. Казачка.//Мир женщины. — 1993. — № 7-8 . — с. — 41-45, № 9-10. — с.41-45.

3. Станичники. Рассказ.//Дон. — 1992. — " 1-2. — с.104.

4. Рассказы. — М.: Сов. Россия, 1990. — 576 с.

5. Войсковой круг и Россия.//Донская волна. — 1918. — № 16. — 30 сентября.

6. Новочеркасская пресса.//Донская волна. — 1918. — 26 августа. — с.8.

7. На Тихом Дону (летние впечатления и заметки) // журнал «Русское богатство». — 1898.-№ 10, //Донские огни. — 2000. — 29 января.

О нем:

— Культура Дона в лицах.- с. 421.

— Малюкова Л. " И покатился с грохотом обвал...«: судьба и творчество Ф.Д. Крюкова. Ростов н/Д: Ростовиздат, 2007. — 256 с.

— Ичев А. Бытописатель народной жизни.//Казачьи ведомости. — 2006. — № 3. — сентябрь. — с.5.

— Граф В. Честный летописец нелегкого времени.//Донские огни. — 2005. — 3 февраля.

— Керасир О.Вышли в свет.//Донской временник. Год 2005-й. — с. 234.

— Кузнецов Ф. Ненаписанный роман.//Дон. — 2004. — № 8. — с. 156 — 167.

— Федору Крюкову, певцу Тихого Дона. — М.:АИРО — ХХ,2002. — 88 с.

— Скачков П.А. Странички прошлого (памяти Ф.Д. Крюкова)//Дон.-2001.-№ 3-4.-с. 222-224.

— Памяти писателя. К 130-летию со дня рождения.//Донские огни.-2000.- 29 января.

— Астапенко М. История донского казачества. В 10 книгах. Книги 9-10. т.4. — Ростов-на-Дону: «Терра», 2000. — с. 262.

— Сатарова Л. Образ «Тихого Дона» в прозе писателей — донцов.//Дон. — 1993. — № 2. — с.117 — 191.

— Данилов И. Федор Крюков в жизни и легендах.//Степные просторы. — 1992. — № 11 −12. — с.18-24.

— Воротынский Д. Воспоминания и встречи.//Дон. — 1992. — № 1-2. — с.89 — 209.

— Лихолитов П. Федор Крюков, донской казак.// Вокруг света. — 1991. — № 4. — с. 37.

— Астапенко М. Его называли автором «Тихого Дона». — Ростов н/Д: Единство, 1991. — 116 с.

— Обертынский А. Что имеем — не храним.//Дон. — 1990. — № 7. — с.144 — 146.

— Севский В. Неюбилейные строки.//Донская волна. — 1918.- № 23. — с. 1-9.

— Донской временник. Год 2007 — й. — с.16.

— Донской временник. Год 2000-й. — с. 24.

— Донской временник. Год 1998- й. — с.32.

230 лет со дня рождения Василия Дмитриевича Иловайского

27 Января 2015, 02:16
30 января исполнится 230 лет со дня рождения Василия Дмитриевича Иловайского (1785-1860), генерал-лейтенанта, вечного шефа 8-го Донского казачьего полка, формировавшегося в станице Константиновской.

Он был полным кавалером ордена святой Анны, ордена святого Владимира 2-й и 3-й степени, золотого креста «За Прейсиж — Эйлау», кавалер орденов Святого Георгия 3-й и 4-й степени.

Солдаты Корольковы

17 Января 2015, 02:05
Глава семьи, Дмитрий Васильевич Корольков, воевал на 2- м Белорусском фронте, дошел до Берлина. Вот пожелтевший от времени документ. «Ваш муж, красноармеец Корольков Дмитрий Васильевич, за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками приказом 110/4 от 28.08.1945 года награждается медалью «За отвагу».

Он воевал в пехоте, был автоматчиком, не раз ходил врукопашную с немецкими фашистами. Домой вернулся с наградами, но мы, его маленькие внуки, играя в войну, растеряли их. После войны работал в ПУ- 91 сторожем и кочегаром.

А вот фотографии и письма Василия Королькова, младшего сына Дмитрия Васильевича. До войны Вася окончил 7 классов средней школы № 25, потом Константиновское педучилище. После недолгой работы в Гапкинской школе был призван в Красную Армию, прошел краткосрочные курсы подготовки офицерских кадров в г. Гомеле, что в Белоруссии. В начале войны был отправлен на фронт. Сражался храбро. Его мать получала сообщения о награждении сына. В одном из боев часть, в которой сражался Василий, попала в окружение. Среди военнопленных оказался и Василий Корольков. Но вместе с товарищами ему удалось бежать. Потом — штрафбат. «Мечтаю кровью искупить свою вину», — пишет он в одном из писем матери. А в чем была его вина, вина сотен других солдат, попавших в плен? Но суровы законы военного времени.

«Так хочется побывать дома. А пока бьём фашистскую гадину и в хвост и в гриву», — продолжает письмо солдат. Но не пришлось ему увидеться с мамой, которую он так любил, ни побывать в родном доме. Василий умер в госпитале от тяжелого ранения в живот. Похоронен в братской могиле недалеко от города Кенигсберга, ныне Калининград. Ему было 23 года...

По словам тех, кто знал дядю Васю, это был добрый, отзывчивый человек, с тонкой и чуткой душой, хорошей улыбкой. Очень уважительный, вежливый в обращении с людьми. Оставил о себе светлую память.

Ивана, старшего сына Дмитрия Васильевича, моего отца, война застала на срочной службе. Боевое крещение он принял в боях с финнами. Потом участвовал в обороне Москвы. На своей боевой машине он возил снаряды для «катюш». Сердце его разрывалась от боли, когда вспоминал о другом «грузе», который ему приходилось возить. «Утром везу молодых и здоровых курсантов, солдат, а вечером забираю убитых, искалеченных, истекающих кровью...», — с горечью говорил он. Награжден медалью «За оборону Москвы».

«Эх, путь — дорожка фронтовая, не страшна нам бомбежка любая...». Но это только в песне поётся, что не страшна. А в жизни? Пришлось поколесить ему по фронтовым дорогам. «Страшно было, особенно в начале войны. Выскакивали из машин, прятались за любую кочку, первый попавшийся кустик, прикрывая голову руками. Потом привыкли. Уже не обращали внимания на вой бомб и разрывы снарядов», — вспоминал папа. В одной из бомбежек его контузило. Госпиталь. После выписки опять фронтовые дороги в составе частей III Украинского фронта. Сталинград. Возил снаряды к установке «катюша». Полк размещался на Мамаевом кургане, однажды они поднимались автоколонной на курган, у него заглохла машина, колонна пошла дальше и начался налёт фашистской авиации, разбомбили всю колонну, уцелел он один. Все улицы Сталинграда и особенно Мамаев курган были усеяны осколками мин, бомб. Награждён медалью «За оборону Сталинграда».

После Сталинграда был Ленинград. Вывозил по Ладожскому озеру измождённых блокадой ленинградцев. Вывозили весной. Фашисты много бомбили и целостность льда была нарушена, под колёсами просачивалась вода, было ощущение ,что лёд сейчас провалится, шли колонной, у некоторых водителей не выдерживали нервы, пытались обгонять колонну сбоку намощенной дороги и уходили под лёд.

В этот период был награждён медалью «За отвагу».

Иван Дмитриевич являлся участником боёв за взятие Будапешта, Бухареста, Вены.

В Бухаресте был тяжело ранен. В одной из поездок впереди машины разорвалась бомба, от ударной волны лопнула печень, очнулся в госпитале.

Победу встретил в Вене...

После Победы остался в Бухаресте в советском посольстве шофёром, где прослужил до 1947 года, после чего демобилизовался и уехал домой, в Россию.

Был награждён медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», а также орденом Отечественной войны.

После демобилизации женился на Ромашовой Вассе Сафроновне, учительнице начальных классов. Работал шофером, потом мастером производственного обучения в Константиновском ПУ −91. Воспитал троих детей. Вышел на пенсию в 1988 году.

Часто вспоминал Иван Дмитриевич своих друзей — однополчан, думал об их судьбах, старался разыскать их. Некоторых находил, ездил к ним, и они приезжали к фронтовому другу. Свою семью Иван Дмитриевич возил в Волгоград, показывал детям места сражений за этот город.

Такова военная судьба фронтовиков Корольковых.

История Великой Отечественной войны включает в себя не только великие сражения, годы тяжелых испытаний, сожженные города и села. Это еще и судьбы миллионов таких семей, как семья Корольковых. О них не написано в учебниках истории, но из таких солдат, как Иван, Василий, их отец Дмитрий Васильевич, создавались роты, батальоны, армии, сломившие хребет немецкому фашизму.

Королькова Л.И., учитель вечерней школы, дочь Королькова Ивана Дмитриевича.

Январь сорок третьего

11 Января 2015, 02:47
Приятно было видеть сегодня мирное январское небо. В такой же ясный, солнечный и морозный день 8 января 1943-го начались ожесточенные бои под хутором Кастырка (по военной карте РККА). Сегодня это х.Кастырский Константиновского района Ростовской области.

...«8 января 70-й полк майора П.П. Ткаченко совместно с артиллеристами Ф.П. Тонких освободил хутор Кастырочный и остановился на ночевку. Враг был выбит, но не ушел на запад, а занял многочисленные овраги и балки, небольшие заросли кустарника вблизи хутора, и затаился. В составе его войск было несколько десятков танков.

Командир полка, обычно пунктуальный в отношении мер боевого обеспечения, на этот раз ограничился непосредственным охранением населенного пункта и не выслал разведки. Посчитал, что фашисты будут действовать по шаблону и только на утро дадут бой в следующем хуторе или станице. Полк разместили по хатам и расположили на ночлег. Усталые бойцы крепко заснули.

Было и нарушение воинской дисциплины из воспоминаний Анкудинова: «Оставшиеся в живых в ночи 8 января, рассказывали, что известие о захваченных немецких автомашинах, наполненных деликатесами, дошло до тыловиков, и те, нарушая уставной порядок, ринулись к продуктам. Возможно, все прошло бы хорошо, но внезапно появились немецкие танки с автоматчиками на броне и началась паника. Немецкие танки практически не стреляли, но гужевые повозки и кухни тыловиков в суматохе нарушили наземную проволочную связь с артполком. ПТРовцы, загрузив патронташные сумки продуктами, не оказали никакого сопротивления. Не встречая на своем пути противодействия, немцы просто давили бойцов танками.

Командир второй роты лейтенант Лава с группой наших автоматчиков завязал бой с немецкими автоматчиками, но количество наступающих немцев явно превосходило. Раненного лейтенанта эсесовцы закололи штыками».

«Враг использовал нашу беспечность. Он скоро разобрался в обстановке, хорошо разведал наше расположение и на рассвете 9 января атаковал хутор, бросив вперед танки и большое количество пехоты. Полк был поднят по тревоге и сразу же вступил в тяжелый бой. Ткаченко и его заместитель по политической части успели организовать отражение атаки.

Во главе своих солдат они мужественно сражались на улицах Кастырочного. Скоро Елизаров был убит, а Ткаченко ранен. Он не покинул поле боя, продолжая руководить полком, пока вражеская пуля не оборвала и его жизнь...» (Из воспоминаний командира 24-й Гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Кошевого.) И действительно героические многодневные бои продолжились утром 9 января.

«...24-й гвардейской дивизии была поставлена задача продвигаться в направлении хутора Кастырочный и далее, до станицы Виноградная (х. Ведерников). Точное расположение противника нам не было известно после его отступления. К Кастырочному полк подходил в развернутом строю, утром на рассвете, противника в нем не оказалось.

Продолжали наступление на впереди стоящую станицу, по ровной низинной местности, где, видимо, был заливной луг. Противник оказался в станице и рассматривал нас, как на ладони. Не дошли мы до станицы метров 500-600, как противник открыл по нам пулеметный и артиллерийский огонь. Полк отошел к окраине Кастырского, где занял оборону. Не более получаса спустя, сверху, по улицам станицы, стали спускаться 20 танков противника, ведя огонь и маневрируя на местности. Усилился артиллерийско-минометный огонь, а за танками появилась пехота. Окапываться у нас не было времени, да и грунт был сильно промерзшим. Полк нес потери в живой силе....

Немецкие танки и бронетранспортеры спускались с бугра в направлении хуторов Камышного и Кастырского. За танками шла пехота, шли нагло, уверенные в своей силе. Наши артиллеристы подбили несколько немецких танков и бронемашин, но к противнику на подмогу подошли еще больше танков и румынская пехота. Морозы стояли не сильные, и при спуске танков в степь, под своим весом они стали ломать верхний слой снега и льда и увязать в мягкой почве. Это нам дало временное преимущество.

Теперь фашистские танки для наших орудий стали хорошей мишенью, и мы их начали подбивать один за другим. Немец отступил. Говорили, что суровые российские морозы помогали нашей армии выигрывать зимние сражения. Но нам как раз не повезло. На следующий день мороз усилился под сорок градусов и вчерашняя мягкая почва промерзла.

Немецкие танки прорвали нашу оборону на левом фланге и устремились к станице Богоявленской, окружая артиллерию и части стрелковых батальонов. Нам пришлось бросить последнее орудие около хутора Кастырского и отступить под хутор Гапкин. (По воспоминаниям А.О. Гусара, посетившего Константиновский район в 80-е годы.)

Из письма ветерана войны Алексея Андреевича Михно (командира батареи 50-го Гв. АП 24-й Гв.СД):

«...Противник, пытаясь задержать наступление наших войск, двинул против наших подразделений, занявших позиции в хуторе, несколько десятков танков и до полка пехоты. Это было в начале января 1943-го года...

Я со своими разведчиками и связистами занял наблюдательный пункт на чердаке одноэтажного здания под железной крышей (наверно, это была школа). Сначала было все тихо, но вдруг полетел шквал артиллерийского огня противника, весь хутор был окутан дымом. Послышался и начал нарастать рокот танковых моторов. Через слуховое окно хорошо просматривалась окраина хутора, далее выгон, а за ним гряда холмов. Когда дым рассеялся, за хутором мы увидели танки, за ними бежала пехота, они шли на нас...»

«Командир артполка подполковник Ф.П. Тонких предусмотрительно расположил свои подразделения на танкоопасных направлениях. Когда началась атака противника, орудия поставили на прямую наводку и встретили танки огнем. Артиллеристы приняли на себя основную мощь удара вражеского бронированного кулака и закрыли собой путь в расположение пехоты. Велико было мужество советских воинов, но силы их быстро таяли.

На одном из участков импровизированной обороны полка возникла угроза прорыва танков противника в глубину: расчеты наших орудий пали смертью храбрых. Тогда гвардии подполковник Тонких сам встал к 76-мм пушке и повел огонь. Ночь в тот момент уже уступила место утру. На глазах у своих солдат подполковник работал быстро и сноровисто. В течении нескольких минут он подбил два танка противника, и это решило ход боя.

Артиллеристы, увидев своего командира за боевой работой, стали действовать слаженней. Один за другим запылали еще несколько танков. Остальные повернули назад. Атака захлебнулась». В эти боях 70-й Гвардейский стрелковый полк, потеряв более 90% личного состава, практически перестал существовать. Хутора Кастырочный (Кастырка), Упраздно-Кагальницкий (Усть-Кагальницкий) освобождали не меньше трёх раз.

«Солдатики сели за стол, а на окраине Кастырки уже немцы. Опять побили наших солдат, и часть отступила. Немцы давай лазить по подвалам и укрытиям, искать русских. Открывает подвал и кричит: „Рус, выходи, сдавайся!“ Но пленных уже не брали, сразу прямо во дворах и расстреливали».

Из воспоминаний старожил «...Немцы перед отходом начинают жечь сельские дома.

«Мы уже знали от местных жителей, что перед своим отходом немцы расстреливали скот и не подпускали к нему хозяев, пока этот скот не распухнет от разложения. Самих жителей принуждали отходить вместе с ними. (Скорее всего, в качестве „живого щита“ прикрытия). Жители разбегаются, стараются прятаться.

Немцы иногда для острастки дают несколько пулеметных очередей по местам, где, по их предположению, могут прятаться люди. Бывают при этом и убитые, и раненые среди жителей. Покинутые дома поджигаются, чаще всего соломенные крыши. А под крышами (на чердаках) хранились запасы зерна, спрятанные от немцев. Естественно, зерно сгорало. И оставшиеся жители на зиму оставались без скота, без жилья, без пищи..»

Из воспоминаний ветеранов. Освободительные бои шли до 17 января. «Не далеко была пойма, а в ней речушка — ерик Разрытый (между Куликовкой и Кастыркой). Во время боя в пойме, видимо, прятались раненные, а потом умирали или их добили фашисты. Весной вода в речушке поднялась и сорвала лед, который начал таять. Так талая вода в марте месяце была бурой от крови, а останки красноармейцев собирали и хоронили весной в братских могилах станиц и хуторов..».

«...Хоронили солдат, убитых в бою под Кастыркой, ужасаясь их количеству — их было около 2000. Рыли лопатами в лютый мороз траншеи, куда стаскивали обледеневшие трупы, складывали их штабелями. После этого кошмара три дня не могли ни есть, ни пить, ни спать спокойно»

«Немец занял оборону на горе, а наши — во впадине. У наших были минометы, а у немцев танки. Много погибло солдат в Куликовке, Богоявленской, Камышине. Хутор Кастырка был сожжён, убито было более 3000 человек».

Перед отступлением из Богоявленской немцы подорвали склад с продовольствием. А рядом разбросали отравленное печенье. Некоторое печенье попадало животным, и они сдыхали. (В архивных документах упоминаются случаи об отравлении животных в станице Богоявленской немецкими солдатами именно отравленным печеньем.) Видимо, и здесь расчет был на массовое отравление голодных солдат РККА. Но на печенье накинулась местная детвора. Немцы, поняв свою ошибку, что дети все соберут, ничего не оставив для солдат, начали стрелять и разгонять детей станицы. 7 января убили 12-летнюю Любу Пашкову.

И это только десятая часть истории боев под ст.Богоявленской...

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской» имени А.Калинина

По следам публикации

24 Декабря 2014, 23:57
Недавно мы рассказывали нашим читателям о письмах с фронта, которые нашли своих адресатов спустя более 70 лет назад. После публикации статьей заинтересовались представители телерадиокомпании «ДонТР». И вот, представляем вашему вниманию сюжет телерадиокомпании:

«В одну из ростовских семей спустя 70 лет после Великой Отечественной войны пришли письма с фронта. Анатолий и Вячеслав Яшкины — братья-погодки, сыновья офицера. Одному 78, другому скоро 77 лет. Родились перед самой войной. От отца у них осталась только фамилия и пара фотографий. Капитан-артиллерист Серафим Яшкин погиб в 1942-м под Смоленском. И вот 72 года спустя они получили два письма от отца. Пожелтевшие страницы, исписанные простым карандашом. Сохранились чудом.

«Простите, что пишу редко, но мы будем мстить врагу за наши лишения и победим Гитлера», — повествуют пожелтевшие страницы послания.

Но где странствовали эти письма 70 с лишним лет? И кто доставил их уже состарившимся и поседевшим сыновьям? Обо всем по порядку.

Каменка — спальный район Ростова. Под ногами блестит декабрьская грязь, снова ремонтируют мост и если закрыть глаза на поток машин и цены на бензин, всё выглядит точно также, как 1989 году. Именно тогда и началась эта удивительная история. В аварийной службе зазвонил телефон. Пожилая женщина умоляла срочно приехать по адресу Вавилова, 1а — прорвало трубу, затопило подвал. На вызов поехал слесарь-сантехник Валерий Магелатов.

«Мы открыли подвал, устранили течь и вдруг вижу: письма. Ну, я их и прихватил с собой, а дома не сразу стали смотреть», — вспоминает сотрудник комбината благоустройства Валерий Магелатов.

И вот однажды Магелатов стал перелистывать старые газеты и среди них увидел два пожелтевших листа. Валерий сразу догадался, что это фронтовые письма, но кому и от кого?

«Обратились к нашим военным, но они сказали, что им этого не надо, ни один музей не возьмет. В те годы, 89-90, вообще никому ничего не надо было, так они и лежали, ждали своего часа», — говорит сотрудник комбината благоустройства Валерий Магелатов.

Своего часа письма ждали еще 20 с лишним лет. Пока не произошло еще одно удивительное совпадение. Год назад поисковики в Москве нашли могилу деда того самого Валерия Магелатова. Он тоже погиб на фронте. И тогда Валерий отдал поисковикам свою находку. Сыновей погибшего артиллериста нашли всего за несколько дней.

«Мы начали пробивать его по нашим базам, узнали, что последнее письмо отправлено 19 августа, а 25 он погиб», — говорит командир сводного поискового отряда по Семикаракорскому, Константиновскому и Усть-Донецкому району Вячеслав Градобоев.

Потом выложили на «Одноклассники», откликнулась москвичка Лариса, потом она оперативно связалась с администрацией Ольховского сельского поселения Рязанской области и буквально через сутки сказали, что родственники есть, и скорее всего — в Ростовской области.

После войны семья погибшего офицера из Рязанской области действительно переехала в Ростов и почти 70 лет письма и те, кому они были адресованы, были рядом, в одном городе, но дошли до адресата только сейчас.

«Большое спасибо тем, кто делает эту работу, ведь сейчас стали забывать — и на Украине, и у нас — своих героев, тех, кто завоевал эту победу», — говорит сын погибшего офицера Вячеслав Яшкин.

Вопросов в этой истории еще много. Почему письма 1942 года оказались в подшивке газет 43-го года? Как они попали в Ростов? Серафим Яшкин уже знал, что его семьи здесь нет, она в эвакуации.

«Возможно, какой-то военный журналист их привез», — предполагает командир сводного поискового отряда по Семикаракорскому, Константиновскому и Усть-Донецкому району Вячеслав Градобоев.

Но где и у кого эти письма хранились 25 лет — с 43-го по 68-й год? Именно тогда был построен дом на Вавилова. Возможно, это еще одна страница истории, которую только предстоит прочесть.»


Источник — http://dontr.ru/vesti/obshchestvo/spustya-70-let-odna-iz-rostovskih-seme...


Книга памяти

12 Декабря 2014, 14:55
Информационным порталом «Кonstantinovsk.ru» создан раздел, где размещен черновой вариант Книги Памяти.

Родственники советских солдат и офицеров, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны могут не только убедиться в наличии тут информации о своих близких, но и добавить данные о них непосредственно через сайт.

Также материалы можно присылать на электронную почту milanova15@mail.ru.

Разделы «Книги Памяти»:

Наши земляки, не вернувшиеся с войны

Они погибли, защищая наш район
— По захоронениям
— По алфавиту

Они вернулись с Победой!

Труженики тыла

Раздел находится в разработке


Заслуженному врачу от благодарных земляков

23 Октября 2014, 18:50
Сегодня, 23 октября 2014 года, в городе Константиновске состоялось торжественное открытие памятной таблички заслуженному врачу (хирургу) Линникову Дмитрию Семеновичу.

Табличка была закреплена на здании районной поликлиники (бывшего военного госпиталя в июле 1942 года).

Дмитрий Семенович, оставшись один из врачей, при эвакуации военных госпиталей 16-19 июля 1942 года, собрав небольшой коллектив медперсонала, организовал на оккупированной территории (1942-1943гг), в подвале школы № 25 поселка Константиновского госпиталь.

Переодев в гражданскую одежду около 50 человек раненых бойцов и командиров Красной Армии, не успевших эвакуироваться за Дон, Дмитрий Семенович продолжал лечить и оперировать, а выздоравливающих медперсонал с помощью местного населения переправляли за линию фронта.

Нехватало перевязочных материалов и медикаментов, одежды и продовольствия. Жители поселка, окрестных станиц и хуторов приносили свои вещи для раненых и пастельное бельё, для использования в качестве перевязочного материала. В качестве дезинфицирующего средства использовались керосин и самогон приносимые жителями донской земли.

Не один раненый воин за этот период не умер от ран в госпитале и не был выдан фашистам. Несколько раз врача забирали оккупанты, но каждый раз Дмитрий Семенович возвращался в госпиталь и продолжал оперировать мирное население пострадавшее от вражеских бомб, мин и снарядов, а так же раненых бойцов поступающих в госпиталь из числа окруженцев.

Никто не считал, сколько операций было сделано в период оккупации Линниковым, но известно, что в мирное послевоенное время, Дмитрий Семенович провел более 10 000 операций, работая по 15 часов в сутки.

Его простой и добрый характер и профессионализм знали далеко за пределами Ростовской области.

14 июня 1965 Линникову Д.С. было присвоено почетное звание. Умер же заслуженный хирург России в чужом доме на 71-м году жизни 9 июня 1966 года.

Средства на изготовление памятного знака собраны поисковиками и работниками хирургического отделения районной больницы.

В.Градобоев, руководитель поискового отряда «Донской», краевед

Романовы в станице Константиновской

3 Октября 2014, 06:12
В 2013 году мы отметили 400-летие Дома Романовых. Наш город тоже связан с этой династией российских императоров. И дело не только в названии нашего города. Как известно, в 1864 году при слиянии станиц Бабской и Ведерниковской была образована новая станица — Константиновская, названная в честь младшего, пятого сына Николая I, Великого князя Константина Николаевича.

Также известен и такой исторический факт, что в июне 1695 года мимо нашего городка проплывал Петр I (тоже Романов) во время первого Азовского похода, о чем он пишет в своем походном журнале: «Въ 24 день, въ 8-мъ часу проехали городокъ Ведерники, стоитъ на правой стороне, на острову; той ночи проехали городок Бабий, стоит на острову, на левой стороне, да городокъ Кочетовъ. День и ночь тихи.»

Но, оказывается, наш город посещали и другие представители рода Романовых. В 1869 году с 27 июля по 3 августа цесаревич Александр Александрович, цесаревна Мария Федоровна и Великий князь Алексей Александрович совершили путешествие по области войска Донского. Цесаревич Александр Александрович — в будущем император Александр III, но взойдет он на престол через 12 лет после этого путешествия, цесаревна Мария Федоровна — его жена, датская принцесса, и Великий князь Алексей Александрович — брат Александра, четвертый сын императора Александра II.

Путешествие они начали от Царицыно по железной дороге до станицы Калачевской 2-го Донского округа Области войска Донского (ныне город Калач-на-Дону Волгоградской области). В Калачевской они пересели на пароход «Сотник» и отправились вниз по Дону. Во время этого путешествия, они останавливались около станиц, где их радушно встречали с хлебом-солью, девочки и мальчики с цветами, женщины с виноградом и фруктами, а казаки с вином.

На третий день своего путешествия они проплыли мимо станицы Мариинской и остановились возле станицы Николаевской, где пароход зацепился за пристань, и сделал небольшое повреждение в колесе, что потребовало получасовую остановку для ремонта. Эту маленькую неприятность жители сочли для себя счастьем, так как «ура» не прекращалось в течение всего этого времени, и дождь из цветов беспрерывно сыпался в воду.

Наконец, вечером пароход «Сотник» подошел к станице Константиновской. Вот как описывается это в документе из государственного архива: «В 7 часов пароход подошел к станице Константиновской, где назначен был ночлег. Здесь, на пристани, Их Высочества встречены были окружным дворянским депутатом, всеми чинами управления Первого Донского округа, депутациею от станиц и крестьян ближайших волостей с хлебом-солью и проч[им].

По пути, устланному коврами и усыпанному цветами, при громогласных кликах, Их Высочества, приняв почетный караул и ординарцев, изволили пойти в госпиталь, где внимательным и милостивым словом ободрили дух страждущих. По возвращении на пароход Их Высочества пожелали кататься по Дону на лодке. Подан был прекрасный 4-х весельный катер и при ярком освещении фальшфейерами, катер понес Августейших седоков по зеркальной поверхности Дона. Клики „ура“ сопровождали их, пока катер не скрылся в темноте, и снова приветствовали возвращение их к пароходу. Между тем прекрасно убранная арка, украшенная флагами с вензелями, обвитыми цветами, засветилась огнями. Раздались звуки казачьих песен и женских хороводов. При необыкновенно тихой, прекрасной погоде звуки эти раздавались далеко за полночь».

Чита Романовых все свое путешествие записывали в дневниках. Как пишет Александр Александрович «...и пошли в каюты, где писали журналы с Минни и Алексеем» (Минни — так называл он свою жену). Конечно же, прочитав его дневник, мы найдем и воспоминания о посещении нашей станицы: «29 июля. Вторник. Пароход „Сотник“. Константиновская станица.

...У одной из станиц мы нашли на пристань и обломали себе колесо, так что пришлось чиниться и простояли ½ часа на месте. Я совершенно счастлив на Дону и чувствую себя гораздо вольнее и веселее, чем на Волге, любо смотреть на казаков и их рожи молодецкие, чудный народ и можно влюбиться в них.

Завтракали в обыкновенное время все вместе на палубе. Сегодня погода отличная и вовсе не так душно, ка было все эти дни, и даже шел небольшой дождь. Перед обедом я занимался составлением шифрованной депеши к Папа, чтобы испросить некоторые милости в Новочеркасске.

Обедали все вместе, а потом разговаривали, а к 6 ½ подошли к Константиновской станице и пристали к берегу. Выйдя, приняли хлеб-соль и разные приношения казаков. Прошли по фронту почетного караула и потом зашли в окружной лазарет, где немного больных и больница порядочная. Оттуда пешком же вернулись на пароход. Вечер провели как обыкновенно, но еще катались немного в лодке по Дону...»

После посещения нашей станицы, они с остановками добрались до Ростова, а оттуда отправились по морю в Ливадию, где их ждал Александр II.

Интересно, что ранее, в августе 1863 года, по Области войска Донского совершил свое путешествие также и цесаревич Николай Александрович, старший сын императора Александра II, который через два года после этого путешествия в возрасте 22 лет скончается от туберкулезного менингита во Франции. Он начал свое путешествие также от Царицыно до станицы Калачевской и по Дону доплыл до города Таганрога.

Путешествие планировалось изначально не только по воде, но и по суше. Об этом мы можем прочитать в телеграмме от войскового атамана Области войска Донского Павла Христофоровича Граббе главному руководителю воспитания наследника цесаревича Сергею Григорьевичу Строганову. В ней говорится, что из-за страшной засухи, доходящей до 40 градусов, путешествие по задонской степи из станицы Романовской становится невозможным.

«...Там нет ни воды и никаких признаков зелени: все выгорело. Имея ввиду письмо Вашей светлости от 4 мая об устройстве по Войску путешествия Его Высочества я решился отменить все распоряжения к переезду 135 верст по Задонской степи, полагая из Романовской следовать на станицу Константиновскую...». Конечно же, он не мог не проплыть мимо нашего города, но останавливался ли Николай Александрович в Константиновской или нет — неизвестно.

Алубаева Н.А. ,библиограф Отдела краеведения ДГПБ

На фото князь Константин Николаевич с семьей. Источник фото — http://all-photo.ru/empire/index.ru.html/photos/index.ru.html?id=17081

Фомина балка

29 Сентября 2014, 23:44
В её низовьях, где весной собирались талые воды, в лощине, прозванной Серебрянкой, полегло много советских бойцов. Собирая убитых, невозможно было пройти, чтобы не наступить на разорванные части тел. В июле 1942 года стояла сильная жара; тела, пролежавшие несколько дней в лощине, издавали удушливый запах. Немцы заставляли местных жителей перевозить мёртвых бойцов и хоронить в заранее выкопанных ямах (братских могилах) в северо-восточной части городского кладбища.

«Мы, молодые девчонки, да и многие женщины, плакали, отчего по городу разносился разноголосый вой, изредка прерываемый громкими немецкими командами. От жары и трупных испарений некоторым становилось плохо; видя изуродованные разрывами мин или снарядов тела, кто-то терял сознание. Немецкие солдаты постоянно подгоняли женщин и девчонок окриками „шнель“ и толкали в спину автоматами или винтовками», — вспоминала Вера Николаевна Королькова.

Канонада боёв уже слышалась в середине месяца, когда константиновские подростки Андрей Гудков (1926 года рождения), Василий Крыгин (1928-го), Валентина Никулина (Кожухова, 1931-го), Людмила Сальникова (Онуфриенко, 1931-го), Таисия Лобова (Дегтярёва, 1931-го), Валентина Стадникова (Толпинская, 1930-го), её сестра Нина (1932-го), Марта (1930-го), Александр (1926-го) и Леонид (1930-го) Латынины видели, как части РККА отступали по военным переправам через Дон. Вереницы техники, гужевых повозок, беженцев, остатки воинских частей тянулись из донских степей непрерывным потоком. Всё чаще налетала немецкая авиация.

В конце месяца, после окончания боёв, на возвышенности по левую сторону Фоминой балки ребята нашли два блиндажа и в одном из них — тела трёх бойцов. Оружие и боеприпасы спрятали в блиндаже, а солдат закопали сапёрскими лопатками в ямках глубиной не более 30 см поблизости, — не было времени и возможности похоронить их достойно, ведь кругом уже несколько дней хозяйничали немцы.

В одном из крайних домов города проживали родители Андрея Гудкова, а ближе к правой стороне Фоминой балки находился их сарай, где подростки проводили большую часть времени в период оккупации.

«В последующие месяцы войны нам часто приходилось хоронить наших солдат и командиров, в основном в той самой Фоминой балке, где до войны мы играли в казаков- разбойников, — рассказывала Людмила Григорьевна Онуфриенко. — Я уже и не помню, кто они были по званию. Часто находили обгоревшие останки бойцов в разбитых машинах. По правой стороне Фоминой балки шла дорога с крутым поворотом, и поэтому при отступлении и военных действиях много техники срывалось в балку.

Несколько убитых советских бойцов мы вытащили из-под обломков машин и похоронили в низовьях балки, и только один раненый разведчик остался жив. Звали его Николай, а фамилию его я уже не помню, прозвали мы его „миленький“. Вылечили и, переодев в гражданскую одежду, помогли уйти за станицу. После войны он несколько раз приезжал к нам в город».

Возможно, кто-то и руководил нашими ребятами, но мне они ничего не рассказывали.

В конце декабря 1942 года на оккупированной территории Константиновска одиннадцати-двенадцатилетние подростки Валентина Стадникова (Толпинская), Людмила Онуфриенко (Сальникова), Марта и Леонид Латынины и четырнадцати-пятнадцатилетние Александр Латынин и Андрей Гудков захоронили в Фоминой балке нашего военного лётчика.

Пока Андрей Гудков отстёгивал парашют, Людмила Онуфриенко прикатила санки и тело лётчика всей гурьбой тихонько спустили в низовье Фоминой балки, где засыпали глиной и снегом.

«Конечно, было страшно, — говорила Людмила Григорьевна. — Кругом были немцы — бегали, стреляли, кружили вокруг балки на машинах и мотоциклах, — видимо, искали лётчика. Мы хотели и парашют забрать, но побоялись, и решили прийти за ним рано утром. Но утром возле балки стояла немецкая легковая машина, собралось много немецких солдат и офицеров, они и забрали парашют, а тело лётчика не нашли. Позже мы обнаружили перчатку лётчика и, поставив палку на месте захоронения, сверху надели на неё эту перчатку».

Когда на городском кладбище стали восстанавливать братские могилы, Людмила Григорьевна Онуфриенко вспомнила о забытом захоронении, и вместе с Таисией Лобовой и Валентиной Стадниковой обратилась в военкомат за разрешением установить неизвестному лётчику памятник.

Вот такие у нас были герои среди девчонок и мальчишек военной поры, о которых до сих пор мало кто знает в нашем городе.

В.Градобоев, руководитель поискового отряда «Донской», краевед. Фото автора

Из воспоминаний

20 Сентября 2014, 21:59
Из воспоминаний Павла Никитовича Чеботарева, (четырнадцатилетнего подростка в 1942 году), жителя г. Константиновска: «По набережной от самого рыбзавода до переправы было полно повозок, лошадей, немного машин. Я со своими сверстниками Владом Валошковым и Михаилом Давыдовым постоянно кружились около переправы.

К берегу Дона подъехала легковая машина, и молодой офицер с солдатиком вывели из неё красивую молодую женщину с маленьким мальчиком на руках. На берегу оставалось несколько лодок, в которые усаживались отступающие красноармейцы. Офицер, достав пистолет, подбежал к одной из лодок, в приказном порядке выгнал всех и пытался усадить женщину с ребенком и солдата в лодку. Но тут налетели фашистские самолеты, и началась бомбежка. После первой бомбежки на берегу практически не осталось лодок, а солдат и офицер лежали убитые.

Женщина в отчаянии посадила мальчонку на плечи и бросилась вплавь через Дон. Спрятавшись за ближайшим домом, я, как завороженный, продолжал смотреть на смелую женщину. А фашист, гад, делая всё новые заходы над переправой, продолжал бомбить. Я видел, как женщина, не доплыв до противоположного берега метров восемь, после разрыва очередной бомбы за ее спиной, взмахнула руками и ушла под воду вместе с ребенком...

Эта страшная картина до сих пор стоит у меня перед глазами. После этого я стал еще сильнее ненавидеть фашистов».

"Когда началась первая бомбежка, мы с сестрой Ольгой купались на Дону. На территорию Константиновска упало несколько бомб. Наш дом находился на окраине поселка, и я побоялась, что наших родителей могло убить, и побежала домой. При очередной бомбежке разбомбили двухэтажный госпиталь. Какие оттуда были крики — жуть! После этого мы решили покинуть поселок. В верхних садах, за Константиновском, стояли лошади и повозки. Одну из повозок и лошадей нам отдали отступающие солдаты.

Пока я запрягала лошадей, мама уложила необходимые вещи, и мы отправились на родину, в хутор Трофимов. Не доехав до хутора, мы увидели, как армада немецкой техники направилась на р. Северский Донец, в том числе и в сторону хутора Трофимова. Мы распрягли лошадей и остались в поле на временном полевом стане прежнего колхоза. Потом мама осталась в хуторе, где немцы заставляли всех работать на них, а я была комсомолкой и убежала в Суходол, потом в Константиновский.

Мы с сестрой и подругой Ниной Кондрашовой решили не ходить к немцам на работу. Выезжая в поля, мы стреляли здесь же, в степи из найденных винтовок и не знали, чем заняться. Жаль, что у нас не было организатора, чтобы создать какой-нибудь отряд против фашистов,— вспоминает бывшая жительница п. Константиновский Александра Яковлевна Филимонова.

"Начальнику инженерного управления воинской части № 1080. 17.07.42 г. для поддержания связи с ротами, сплавляющими понтонные парки, выслал среднего командира на машине. Прибытие парка Н2П в устье р. Северский Донец ожидаю 19.07.42 г., откуда погружу его на машины. Два взвода понтонно-мостовой роты, выезжавшие для эксплуатации плотового моста на бочках в Константиновской, прибыли в распоряжение батальона, так как в станице моста не оказалось.

Действующую там переправу содержал 35-й опмб. Командир 21-го опмб — капитан Криворучко, военком 21-го опмб — ст. политрук Колодийчук, адъютант — старший капитан Тулупов.«Вспоминает Георгий Семенович Дмитриев: «Летом 1942 года, еще до призыва в армию, я был назначен командиром взвода истребительного батальона. Имея специальность легкого водолаза и работая в ОСВОДе, был направлен на Константиновскую военную переправу. Принял катер под названием „Спасатель“ и небольшой паром. Погрузка на паром шла с улицы им. Фрунзе. На паром становились три автомашины и одна-две повозки.

Фашистские самолеты бомбили переправу целыми днями, погибшие плыли по Дону, как осенние листья. На переправе работал 15 дней, пока ст. Константиновскую не захватили немцы.» А вот воспоминание советского летчика-разведчика С.В. Яцковского: «Константиновская и район переправы окутаны дымом. Все новые и новые группы бомбардировщиков пикируют на переправу. Вода бурлит. Лодки и прочие плавсредства, на которых переправляются беженцы и войска, разлетаются в щепки.

Изредка вспыхивает факелом сбитый бомбардировщик — это наши ястребки, прорвавшись сквозь мощный заслон истребителей противника, делают своё дело. Дон кажется огненным...» «Переправ на Дону было много разных. Одна была — мост на бочках, но ее почти сразу разбомбили. Переправлялись кто на досках, кто на плотах, рубили и спиливали деревья.

Одни солдаты соорудили большой плот и переправили «полуторку». Только плот пристал к крутому левому берегу, а там — яр метра на полтора. Вот и не смогли, видимо, вытащить технику, так и осталась стоять эта машина: часть на берегу, а часть в воде. Сколько техники было брошено! Весь берег заставлен машинами...

А немец, как по расписанию, начинал бомбить с утра и до позднего вечера. Налетят со стороны Ростова 25 «юнкерсов», и давай полоскать по переправам! И так несколько дней. Переплавлялись, кто на чём сможет...

В конце июля 1942 года 431-й отдельный автотранспортный батальон попал в исключительно тяжелое положение. Отходя, батальон имел задание переправиться через Дон в районе ст. Константиновской и для выполнения боевого задания сосредоточиться в районе р. Кагальник. К этому времени в станице Константиновской сосредоточилось около 3000 транспортных и боевых машин, которые не могли переправиться на левый берег из-за отсутствия постоянной переправы и непрекращающейся интенсивной бомбардировки с воздуха. Майор Коровянский, оценив обстановку, немедленно вывел батальон в укрытие — рощу в 3 км севернее станицы Константиновской, и разослал разведгруппы из среднего командного состава к другим переправам.

Получив отрицательные данные от высланной им разведки, принял решение соорудить паром из подручных материалов и на нем осуществить переправу материальной части своего батальона. Имея факты о приближении противника, майор Коровянский не растерялся, занял самостоятельную оборону в 7 км западнее станицы Константиновской и, сдерживая просачивание разведгрупп автоматчиков противника, в течении суток соорудил паром и переправил без потерь личный состав и машины своего батальона, а также других частей.

Последние машины переправлялись под огнем танков противника. Невзирая на это, никто из командиров и бойцов, руководимых майором Коровянским, не оставил своего поста, и все машины были переправлены на левый берег Дона. Последним с группой бойцов, снятых с обороны, переправился на лодке майор В.С. Коровянский.

Некоторые солдаты и офицеры по пути отступления заходили к себе домой, а через день-два погибали в соседних районах своей области. Другие погибали за несколько десятков километров от своих родных хуторов и станиц. Кто-то из немногих пропавших в этой боевой суматохе «воскресал», но многие домой так и не вернулись...

В двадцатых числах под Ростовом-на-Дону пропал без вести (утонул?) уроженец ст. Богоявленской красноармеец 353-й стрелковой дивизии А.Н. Буланов. При наступлении противника под Ростовом—Таганрогом без вести пропал старший брат Петр Таран, а при освобождении Ростовской области — младший брат Василий Таран: ушел добровольцем и тоже пропал в районе Таганрога. (Сегодня в г. Константиновске проживает их средний брат и надеется, что все же сможет когда-нибудь отыскать их могилы.) Уроженцы Константиновского района Т.В. Семенцов и А.П. Сорокин, красноармейцы 75-го стрелкового полка 31-й стрелковой дивизии 18-й армии пропали без вести под Новочеркасском.

Семенцов попал в плен, был освобожден в апреле 1944 года. Уроженец ст. Константиновской, командир огневого взвода лейтенант Николай Алексеевич Кузнецов 22 июля пропадает без вести. Но он, видимо, остался жив, и в 1944 году, работая офицером связи при штабе полка, был награждён орденом Красной Звезды.На переправах Константиновского, Николаевского района погибали, тонули, пропадали без вести жители и других районов Ростовской области. 17 июля пропал без вести сапер ВАД-13 Михаил Матвеевич Кобяцкий, уроженец с. Крюково Куйбышевского района Ростовской области. По военным донесениям 4-й воздушной армии пропали без вести наши земляки, шоферы: сержант Владимир Николаевич Изварин (погибает 7 июля 1944 г.), Михаил Федорович Могиленко, Николай Васильевич Авдеев (погиб 16.10.1944 г.), слесарь красноармеец Изот Емельянович Луценко, аккумуляторщик ефрейтор Михаил Сергеевич Шерстнев. В 6 км восточнее поселка Константиновского погибает воентехник 2-го ранга Черноморской группы войск 453-го отдельного батальона Михаил Васильевич Зеленов, уроженец г. Таганрога.

Просматривая военные донесения начальников штабов и командиров отступающих частей Красной Армии, очень часто наталкиваешься на записи: «пропал без вести», «убит, оставлен на поле боя», «не вышел из боя», «утонул на переправе», «пропал при атаке вражеских танков (раздавлен)», «отстал по пути следования»...

В.Градобоев, руководиль поискового отряда «Донской», краевед

Фото — http://slovare.coolreferat.com/%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8...

Находка краеведов. К 80-летию первой школы

23 Августа 2014, 16:36
От учителей старшего поколения (Романовского С.А. и Мельниковой В.Т) краеведы услышали о том, что в далеком, довоенном, 1938 году была издана книга о нашей Константиновской средней школе. И мы начали ее поиск. Сначала обратились в отдел краеведения Донской государственной публичной библиотеки, Ростовский музей креведения, ГАРО, ЦДНИРО (центр документации новейшей истории Ростовской области) — но поиски не дали результатов. Прошло несколько лет. И вот случайно, краевед Градобоев В.А. при встрече с выпускником школы Самсоновым А., рассказал о сборе материала для издания книги о школе. И Александр Олегович сказал, что у него дома есть старая брошюра о школе. И к нашему удивлению оказалось, — это то, что мы ищем. Книга называлась «В советской школе» (Ростовского издательства 1938 года), на ней стоял штамп «Константиновская райбиблиотека им. К. Маркса». Значит, эта книга принадлежала библиотеке рабочего поселка; и отец А. Самсонова — Олег Александрович возможно взял почитать ее в библиотеке до войны, т.к. в июле 1942 года при начале оккупации, от прямого попадания бомбы, вся библиотека сгорела.

Один из очерков Кузьмина Г. «Константиновская средняя школа» посвящен именно нашей школе.

Предлагаем читателям ознакомиться с ним. Возможно, кто-то узнает о своих родственниках, выпускниках тех годов.

Граф В., Стефанова Е.

1.2.Кузьмин Г. Константиновская средняя школа. (Из книги «В советской школе», Ростиздат: Ростов н/Д. — 1938.)

В пришкольном садике на железобетонном постаменте высится фигура Ильича (Владимира Ильича Ленина). Ленин указывает высокоподнятой рукой вдаль на счастливое , прекрасное, как цветущая юность, будущее. Сейчас оно уже настоящее. Дети любят это место. До занятий и в часы перемен у памятника можно видеть шумные, говорливые группы школьников. В тенистую зелень садика ребята приходят поиграть, поделиться школьными новостями

Светлые просторные классы Константиновской средней школы имени газеты «Ленинские внучата» рано наполняются детворой. Когда —то эти классы видели в своих стенах толпу «чинных», затянутых в мундирчики офицерских и купеческих сынков. Дети простых смертных сюда не шли. Об этом говорят старики, рассказывая о прошлой жизни, с горечью вспоминая дни своего юношества. Но, к счастью, безвозвратно кануло в прошлое старое время.

Сейчас в школе 767 человек, это дети рабочих, трактористов, комбайнеров, специалистов и служащих , чувствуя постоянную теплую заботу о них партии и правительства, приходят сюда юные граждане страны социализма, чтобы почерпнуть нужные им знания и, воспитываясь в духе коммунизма, быть достойными сынами своей родины.

Константиновская средняя школа по праву считается одной из лучших в Ростовской области. В ней — сотни отличников, 530 пионеров, 72 комсомольца, 134 значкиста (готовятся к сдаче норм ГТО ( готов к труду и обороне)еще 137 школьников).

Учитель-отличник Андрей Афанасьевич Сорокин имеет за плечами 24 года педагогической работы. Дети любят и уважают Андрея Афанасьевича. Его уроки по естествознанию проходят живо и интересно. Он совершает с детьми экскурсии в окрестности станицы, ведет большую работу в кружке юных натуралистов, и ребята с увлечением отдаются этим занятиям.

Люся Волошина занята наблюдением над цветами.

— Я люблю цветы, — говорит она. — Цветы украшают жизнь, делают ее еще привлекательней и красивей.

Ученик 5 класса Леня Бандура, самый страстный юннат в школе, собирает коллекцию минералов. Раздобыв как-то около станицы несколько неизвестных ему камней, Леня прибежал запыхавшись к директору:

1934г. 4 «А» класс В центре М.И. Иванча.

— Михаил Илларионович, очень прошу, скажите как называются эти камни полезны ли они?

Ученик получил исчерпывающий ответ.

В этом году весной Леня Бандура явился к своему учителю. Блестя глазами, он торжественно заявил:

— Андрей Афанасьевич, запишите в нашу таблицу: сегодня видел грачей.

В школе вот уже четыре года ведутся фенологические наблюдения.. Андрей Афанасьевич Сорокин лелеет в душе мечту: в следующем году издать фенологический календарь. Собранные юными натуралистами коллекции посланы в Новочеркасский музей.

Регулярно выходит в школе газета «Наше творчество», выпускаемое литературным кружком. Юные поэты и поэтессы, писатели и писательницы любовно относятся к своему труду. Очень неплохие стихи пишут ученики 10 класса Леонид Фомин и Валентина Новицкая. Хорошие рассказы помещает в газете ученик 9 класса Алексей Абраменко.

К 1 мая литературный кружок выпустил номер журнала, в котором помещено свыше ста рассказов и стихотворений учащихся.

В одной из комнат школы. Висит картина «Красные партизаны». Четкость рисунка , тщательность отделки заставляют предполагать, что картина написана человеком, давно владеющим кистью художника. Однако это не так. Написал картину ученик 7 класса Владимир Яхно. Прекрасно рисуют и одноклассники Яхно: П. Дмитриев А. Иванова, Л.Фомин.

Ваня Беневоленский любит шахматы. Он в шахматы играет лучше, чем многие заядлые «чемпионы» районного центра. Его не удовлетворяет спокойная и ровная игра, он ищет новых острых комбинаций, никогда не отказываясь от жестоких битв на шахматном поле. Его лозунг: никогда не сдаваться. И, следуя ему, Ваня одержал победу в школьном шахматном турнире, намного опередив своих соперников — Георгия Валуйскова и Василия Токарева.

Иные интересы у учеников Федора Казинцева, Валентина Сергеева, Юрия Щербатенко. Они не против шахмат, литературы, музыки, но увлекаются не ими: они любят технику, они полны самых дерзновенных планов на будущее, пока же совершенствуются на более простых объектах технической мысли.

Сын старого летчика Федя Казинцев — неугомонный, не унывающий при неудачах, радиолюбитель. Он возится с радиоприемниками, совершенствует их, что-то изобретает. И уже твердо уверен, что в будущем, деля пальму первенства с Героем Советского Союза Эрнстом Кренкелем, станет чемпионом эфира.

Валя Сергеев осуществляет давно задуманный план. Он делает глиссер, управляемый по радио. Ему помогают товарищи по школе. Работа большая, кропотливая, но увлекательная и интересная.. Потребовалось много времени, прежде чем приступить к ней: надо было прочесть не одну книгу, но все это уже позади. Глиссер почти готов, его творцы скоро будут счастливы и горды, что успешно справились с трудной задачей.

Дети любят музыку, пение, спорт.

Ученик 10 класса Василий Лебедев руководит музыкальным кружком. Ребята успешно овладевают музыкальной техникой.. Витя Тарасюк и Леня Бандура отлично играют на скрипке.

Юные певцы 6-го класса: Сережа Кузнецов, Костя Кандауров и Нина Бондарева — самые ревностные посетители хорового кружка.

С особенным увлечением поют они песни о радостной жизни в молодежной стране, о великом Сталине.

Вечерами, когда солнце спускается к горизонту, в школьном дворе и на станичном стадионе ученики средней школы, любители физкультуры и спорта, играют в футбол и волейбол.

После учебы приятно поразмяться, отдохнуть, поиграть. Весело и задорно звучат смех, шутки. Ловкие, сильные, красивые юноши проходят основательную закалку, вырабатывают выносливость, мужество, силу. Школа держит в районе первенство по футболу, выиграв недавно матч у зоотехникума с великолепным счетом 9:3.

Крепко спаянный педагогический коллектив школы, выполняет огромную почетную работу. У преподавателей русского языка и литературы Е.С. Головченко и химии Г.П. Сытина — 97 процентов успевающих учеников, у М. Г. Бирюкова —96 процентов, у П.И. Беневолеского и М.В. Кучурова — 95 процентов.

Радостное, цветущее, здоровое поколение растет и воспитывается в школе. Устраиваются вечера, на которых ветераны Гражданской войны рассказывают о героической борьбе красногвардейских и красноармейских отрядов. Школьники изучают жизнь и деятельность вождей партии и правительства.

Педагог тов. Сорокин часто рассказывает школьникам о борьбе красных партизан слободы Больше —Орловской с белогвардейскими бандами, о тяжелом прошлом донского казачества, о радостной и счастливой жизни народов СССР.

Дети в курсе всех происходящих событий. Многие учащиеся выписывают газеты. До уроков в школе проводятся небольшие беседы о положении на фронтах Испании, о борьбе китайского народа с японскими захватчиками.

Школьники переписываются с пионерами Соединенных Штатов Америки, пишут детям Испании. Вот такое письмо послали они ребятам Испании:

«Дорогие товарищи!

В тот момент, когда ваши отцы и матери героически сражаются с оружием в руках за свободную республику, за то, чтобы создать вам радостную жизнь, мы, пионеры и школьники, напрягаем все свои силы, чтобы отлично овладеть знаниями, которые преподают наши учителя...

Мы восхищены мужеством и отвагой ваших отцов и матерей. Знайте, дорогие ребята, что и наши отцы в 1917 году сражались за свою свободу...

Пламенный привет вашим отцам и матерям!

В знак нашей солидарности посылаем Вам подарки, купленные нами на собранные нами деньги.

Мы за четыре часа собрали 315 рублей».

Особой любовью пользуется у детей Красная армия — могучая и непобедимая защитница завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции.

Крепкую связь держат школьники с красноармейцами. Не так давно пионеры отряда им. Лермонтова послали в части Красной армии 86 подарков. В гости к детям приезжал представитель части, он рассказывал детям о жизни Красной армии, героизме, бдительности. Внимательно слушали пионеры эти рассказы. Они дали слово учиться только на «хорошо» и «отлично»

Ограничиваться только школьным общением с детьми никоим образом нельзя, — говорит тов. Сорокин. — Мы, педагоги, должны знать, чем и как живет ребенок дома, как он проводит внешкольное время. Вот яркий пример: одно время стали отставать в учебе Терновской и Кумсков. Пришлось не только побеседовать с ними, но и побывать у них дома. Оказалось, что одному из них дома почти невозможно было готовиться к занятиям, а другой — связался с плохими товарищами. Были приняты меры. В результате, ребята стали вести себя значительно лучше и повысили успеваемость.

В прошлом учебном году...в 10-м классе учился Вася Веремеенко — сын председателя колхоза. Как-то раз он, желая показаться «героем» в глазах девушек, нехорошо пошутил с прохожим. Стал вопрос о привлечении Веремеенко к ответственности. Педагоги знали ,что его поступок — случайная выходка, а не сознательное хулиганство. Не раз беседовал директор школы тов. Иванча с Веремеенко. Инцидент был улажен. Окончив 10-й класс, Вася Веремеенко по совету директора поступил в бронетанковую школу. Там он учится отлично, не раз получал благодарность. Будущий лейтенант, приезжая в станицу, заходит в школу и подолгу рассказывает о своей жизни в Красной армии. Не один Веремеенко приходит к своим старым педагогам. Навещает школу ее бывшая воспитанница тов. Долганина. Сейчас она учится на втором курсе пединститута. Многие бывшие воспитанники присылают в школу письма, вспоминая в них школьные годы, благодарят педагогов.

Из выпуска прошлого учебного года учатся в высших учебных заведениях:

— Богатырев — в Московском педагогическом институте, на историческом факультете; Федорова, Гончаров и Кошелева — в Краснодарском институте; Каурцев в институте сельскохозяйственного машиностроения; Константин Тарасевич — в военной академии связи и и.д.. Многие питомцы школы стали по окончании высших учебных заведений крупными работниками и занимают ответственные должности в различных отраслях народного хозяйства..

А на смену окончившим приходят новые школьники. Они важно шагают с портфелями и сумками и также важно усаживаются за парту в первом классе, чтобы через 10 лет вполне взрослыми и образованными людьми войти в жизнь, продолжать учебу, работать, совершать героические подвиги во славу своей прекрасной родины.

Уже с первого класса дети начинают мечтать о том, кем они будут, когда окончат среднюю школу.

Счастливая юность! Советские дети мечтают, твердо зная, что их мечты осуществятся. Вот Володя Попов мечтает стать полярником, Валя Шубина — инженером, Нина Сперанская — преподавателем, Нина Румянцева — биологом, Ваня Рубанов — художником. Ничто не помещает и не может помешать им осуществить свои мечты!

Десятиклассники на вопрос, куда они поступят после окончания средней школы отвечают:

М. Головин: — окончу школу авиамехаников, а затем поеду учиться в военно — воздушную академию.

Отличник И. Иванов: — Поступлю в Сельскохозяйственный институт.

Отличник В. Токарев: — Поступлю на физико — математическое отделение университета.

Л. Фомин: — У меня призвание к литературе.

Отличница Е. Фефилова: — Я буду педагогом.

Н. Желков: — Поеду в военную школу. Хочу быть командиром РККА.

Радостны мечты счастливого юношества!

Замечательно живет и воспитывается молодое, счастливое племя в социалистической стране, согретой любовью великого Сталина, гениального человека нашей эпохи, открывшего народам путь к счастливой и радостной жизни.

Питомцы Константиновской средней школы живут полнокровной, радостной жизнью. Они занимаются в классах, ведут общественную работу, весело отдыхают в поле, в садах, на реке, культурно развлекаются, овладевают военными знаниями, закаляют свое тело и дух.

Достойную, прекрасную, молодую смену строителей коммунизма готовит Константиновская школа!

Партнеры