18+
  Войти, или Зарегистрироваться (Что мне это даст?)

Градобоев

По следам публикации

24 Декабря 2014, 23:57
Недавно мы рассказывали нашим читателям о письмах с фронта, которые нашли своих адресатов спустя более 70 лет назад. После публикации статьей заинтересовались представители телерадиокомпании «ДонТР». И вот, представляем вашему вниманию сюжет телерадиокомпании:

«В одну из ростовских семей спустя 70 лет после Великой Отечественной войны пришли письма с фронта. Анатолий и Вячеслав Яшкины — братья-погодки, сыновья офицера. Одному 78, другому скоро 77 лет. Родились перед самой войной. От отца у них осталась только фамилия и пара фотографий. Капитан-артиллерист Серафим Яшкин погиб в 1942-м под Смоленском. И вот 72 года спустя они получили два письма от отца. Пожелтевшие страницы, исписанные простым карандашом. Сохранились чудом.

«Простите, что пишу редко, но мы будем мстить врагу за наши лишения и победим Гитлера», — повествуют пожелтевшие страницы послания.

Но где странствовали эти письма 70 с лишним лет? И кто доставил их уже состарившимся и поседевшим сыновьям? Обо всем по порядку.

Каменка — спальный район Ростова. Под ногами блестит декабрьская грязь, снова ремонтируют мост и если закрыть глаза на поток машин и цены на бензин, всё выглядит точно также, как 1989 году. Именно тогда и началась эта удивительная история. В аварийной службе зазвонил телефон. Пожилая женщина умоляла срочно приехать по адресу Вавилова, 1а — прорвало трубу, затопило подвал. На вызов поехал слесарь-сантехник Валерий Магелатов.

«Мы открыли подвал, устранили течь и вдруг вижу: письма. Ну, я их и прихватил с собой, а дома не сразу стали смотреть», — вспоминает сотрудник комбината благоустройства Валерий Магелатов.

И вот однажды Магелатов стал перелистывать старые газеты и среди них увидел два пожелтевших листа. Валерий сразу догадался, что это фронтовые письма, но кому и от кого?

«Обратились к нашим военным, но они сказали, что им этого не надо, ни один музей не возьмет. В те годы, 89-90, вообще никому ничего не надо было, так они и лежали, ждали своего часа», — говорит сотрудник комбината благоустройства Валерий Магелатов.

Своего часа письма ждали еще 20 с лишним лет. Пока не произошло еще одно удивительное совпадение. Год назад поисковики в Москве нашли могилу деда того самого Валерия Магелатова. Он тоже погиб на фронте. И тогда Валерий отдал поисковикам свою находку. Сыновей погибшего артиллериста нашли всего за несколько дней.

«Мы начали пробивать его по нашим базам, узнали, что последнее письмо отправлено 19 августа, а 25 он погиб», — говорит командир сводного поискового отряда по Семикаракорскому, Константиновскому и Усть-Донецкому району Вячеслав Градобоев.

Потом выложили на «Одноклассники», откликнулась москвичка Лариса, потом она оперативно связалась с администрацией Ольховского сельского поселения Рязанской области и буквально через сутки сказали, что родственники есть, и скорее всего — в Ростовской области.

После войны семья погибшего офицера из Рязанской области действительно переехала в Ростов и почти 70 лет письма и те, кому они были адресованы, были рядом, в одном городе, но дошли до адресата только сейчас.

«Большое спасибо тем, кто делает эту работу, ведь сейчас стали забывать — и на Украине, и у нас — своих героев, тех, кто завоевал эту победу», — говорит сын погибшего офицера Вячеслав Яшкин.

Вопросов в этой истории еще много. Почему письма 1942 года оказались в подшивке газет 43-го года? Как они попали в Ростов? Серафим Яшкин уже знал, что его семьи здесь нет, она в эвакуации.

«Возможно, какой-то военный журналист их привез», — предполагает командир сводного поискового отряда по Семикаракорскому, Константиновскому и Усть-Донецкому району Вячеслав Градобоев.

Но где и у кого эти письма хранились 25 лет — с 43-го по 68-й год? Именно тогда был построен дом на Вавилова. Возможно, это еще одна страница истории, которую только предстоит прочесть.»


Источник — http://dontr.ru/vesti/obshchestvo/spustya-70-let-odna-iz-rostovskih-seme...


Сводный поисковый отряд «Донской»

10 Декабря 2014, 23:50
Мы не раз уже писали о нашем сводном поисковом отряде «Донской» имени Анатолия Калинина и его работе по поиску и увековечиванию памяти о воинах, защищавших нашу Родину в Великую Отечественную Войну. А сегодня предлагаем вашему вниманию видеоролик, посвященный работе наших поисковиков.


День Неизвестного Cолдата

3 Декабря 2014, 23:04
Новая памятная дата — День Неизвестного Солдата — сегодня впервые отмечается в России.

Дата для праздника выбрана неслучайно — 3 декабря 1966 года в ознаменование 25-летней годовщины разгрома немецких войск под Москвой прах Неизвестного Солдата был перенесен из братской могилы на 41-м километре Ленинградского шоссе и торжественно захоронен в Александровском саду.

Это дань благодарности всем тем, кто погиб на фронтах и на чьи могилы не могут прийти их родственники. Ведь только за время Великой Отечественной войны пропали без вести более 5 миллионов воинов. Они отдали свои жизни за наше светлое будущее и уж никак не должны раствориться во тьме истории.

В полях, лесах, болотах и оврагах до сих пор лежат останки неизвестных солдат. Сейчас лишь очень немногим воинам, чей прах находят поисковики, удаётся вернуть имена. Остальные так и остаются «Неизвестными солдатами».

Это особый день для поисковиков, ведь все они занимаются поиском без вести пропавших, а иногда и просто забытых воинов, сохранением исторической памяти и распространением среди подрастающего поколения знаний о событиях Великой Отечественной войны.

В связи с этим хотелось бы выразить отдельную благодарность и пожелать успехов нашему сводному поисковому отряду «Донской» имени Анатолия Калинина, который возглавляет Градобоев Вячеслав Александрович. За несколько лет существования (с 2011 года) поискового отряда было найдено и перезахоронено около 450-ти останков советских воинов, установлено несколько памятных знаков и мемориальных табличек. Найдена информация о многих наших земляках. Увидели свет несколько книг. И всё это и многое другое благодаря энтузиазму поисковиков и в первую очередь руководителя поискового отряда — Градобоева В.А.

Премьера двух книг

3 Декабря 2014, 02:15
28 ноября 2014 года состоялось очередное заседание клуба «Константиновский краевед».

Оно было посвящено премьерам двух книг вышедших в 2014 году «Константиновская средняя школа № 1» (сборник очерков) и «На донском рубеже 1942 год» — автор В.А. Градобоев.

Книгу «Константиновская средняя школа № 1» представили Е.В. Владимирова и Е.К Стефанова.

Автор книги «На донском рубеже 1942 год» В.А. Градобоев и В. В. Ленивая рассказали о поисках материала для нее, интересных эпизодах в этом издании.

Учитель русского языка и литературы Першикова Е.П. и ученица 11 «Б» класса Долгова Таня представили литературное исследование «Родом из школы» о поэтах-выпускниках и учащихся Константиновской средней школы № 1.

Клименко Т.В. — методист спортивной школы обратилась к краеведам с просьбой о помощи сбора материала по истории спортивной школы г. Константиновска.

В.Граф, председатель клуба «Константиновский краевед»

Через 72 года письмо дошло до адресата

5 Ноября 2014, 00:13
3 ноября 2014 года письма капитана Яшкина Серафима Максимовича, отправленные 2 июля и 19 августа 1942 года, через 72 года, дошли до адресата.

При очередном вызове аварийной бригады ростовского водоканала в 1990-х годах, в подвальном помещении старого дома были обнаружены печатные издания военных лет. Среди подшивок старых газет были найдены фронтовые письма капитана Красной Армии Яшкина С.М.

Долгие годы письма хранились в ростовской семье Магелатовых. Летом текущего года, письма были переданы для сохранения и розыска автора писем в сводный поисковой отряд «Донской» областного клуба «Память-Поиск».

В результате поисковой работы по архивам найдены документы о гибели Яшкина С.М., (через несколько дней после отправки последнего письма — 25. 08.42г). Благодаря поиску родственников Шашковой Ларисе и главе администрации Ольховского сельского поселения Рязанской области Калякиной Светлане, были найдены родственники Яшкина С.М.

Теперь сыновья погибшего командира 5-й батареи 572-го артполка 5-й армии Яшкина С.М. получили недоставленные в 42-м году письма.

На снимках сыновья Яшкины: Анатолий и Вячеслав, справка о награждении посмертно капитана Яшкина орденом Отечественной войны 1 степени и фото Яшкина С.М., на котором он справа.

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской»

Заслуженному врачу от благодарных земляков

23 Октября 2014, 18:50
Сегодня, 23 октября 2014 года, в городе Константиновске состоялось торжественное открытие памятной таблички заслуженному врачу (хирургу) Линникову Дмитрию Семеновичу.

Табличка была закреплена на здании районной поликлиники (бывшего военного госпиталя в июле 1942 года).

Дмитрий Семенович, оставшись один из врачей, при эвакуации военных госпиталей 16-19 июля 1942 года, собрав небольшой коллектив медперсонала, организовал на оккупированной территории (1942-1943гг), в подвале школы № 25 поселка Константиновского госпиталь.

Переодев в гражданскую одежду около 50 человек раненых бойцов и командиров Красной Армии, не успевших эвакуироваться за Дон, Дмитрий Семенович продолжал лечить и оперировать, а выздоравливающих медперсонал с помощью местного населения переправляли за линию фронта.

Нехватало перевязочных материалов и медикаментов, одежды и продовольствия. Жители поселка, окрестных станиц и хуторов приносили свои вещи для раненых и пастельное бельё, для использования в качестве перевязочного материала. В качестве дезинфицирующего средства использовались керосин и самогон приносимые жителями донской земли.

Не один раненый воин за этот период не умер от ран в госпитале и не был выдан фашистам. Несколько раз врача забирали оккупанты, но каждый раз Дмитрий Семенович возвращался в госпиталь и продолжал оперировать мирное население пострадавшее от вражеских бомб, мин и снарядов, а так же раненых бойцов поступающих в госпиталь из числа окруженцев.

Никто не считал, сколько операций было сделано в период оккупации Линниковым, но известно, что в мирное послевоенное время, Дмитрий Семенович провел более 10 000 операций, работая по 15 часов в сутки.

Его простой и добрый характер и профессионализм знали далеко за пределами Ростовской области.

14 июня 1965 Линникову Д.С. было присвоено почетное звание. Умер же заслуженный хирург России в чужом доме на 71-м году жизни 9 июня 1966 года.

Средства на изготовление памятного знака собраны поисковиками и работниками хирургического отделения районной больницы.

В.Градобоев, руководитель поискового отряда «Донской», краевед

Фомина балка

29 Сентября 2014, 23:44
В её низовьях, где весной собирались талые воды, в лощине, прозванной Серебрянкой, полегло много советских бойцов. Собирая убитых, невозможно было пройти, чтобы не наступить на разорванные части тел. В июле 1942 года стояла сильная жара; тела, пролежавшие несколько дней в лощине, издавали удушливый запах. Немцы заставляли местных жителей перевозить мёртвых бойцов и хоронить в заранее выкопанных ямах (братских могилах) в северо-восточной части городского кладбища.

«Мы, молодые девчонки, да и многие женщины, плакали, отчего по городу разносился разноголосый вой, изредка прерываемый громкими немецкими командами. От жары и трупных испарений некоторым становилось плохо; видя изуродованные разрывами мин или снарядов тела, кто-то терял сознание. Немецкие солдаты постоянно подгоняли женщин и девчонок окриками „шнель“ и толкали в спину автоматами или винтовками», — вспоминала Вера Николаевна Королькова.

Канонада боёв уже слышалась в середине месяца, когда константиновские подростки Андрей Гудков (1926 года рождения), Василий Крыгин (1928-го), Валентина Никулина (Кожухова, 1931-го), Людмила Сальникова (Онуфриенко, 1931-го), Таисия Лобова (Дегтярёва, 1931-го), Валентина Стадникова (Толпинская, 1930-го), её сестра Нина (1932-го), Марта (1930-го), Александр (1926-го) и Леонид (1930-го) Латынины видели, как части РККА отступали по военным переправам через Дон. Вереницы техники, гужевых повозок, беженцев, остатки воинских частей тянулись из донских степей непрерывным потоком. Всё чаще налетала немецкая авиация.

В конце месяца, после окончания боёв, на возвышенности по левую сторону Фоминой балки ребята нашли два блиндажа и в одном из них — тела трёх бойцов. Оружие и боеприпасы спрятали в блиндаже, а солдат закопали сапёрскими лопатками в ямках глубиной не более 30 см поблизости, — не было времени и возможности похоронить их достойно, ведь кругом уже несколько дней хозяйничали немцы.

В одном из крайних домов города проживали родители Андрея Гудкова, а ближе к правой стороне Фоминой балки находился их сарай, где подростки проводили большую часть времени в период оккупации.

«В последующие месяцы войны нам часто приходилось хоронить наших солдат и командиров, в основном в той самой Фоминой балке, где до войны мы играли в казаков- разбойников, — рассказывала Людмила Григорьевна Онуфриенко. — Я уже и не помню, кто они были по званию. Часто находили обгоревшие останки бойцов в разбитых машинах. По правой стороне Фоминой балки шла дорога с крутым поворотом, и поэтому при отступлении и военных действиях много техники срывалось в балку.

Несколько убитых советских бойцов мы вытащили из-под обломков машин и похоронили в низовьях балки, и только один раненый разведчик остался жив. Звали его Николай, а фамилию его я уже не помню, прозвали мы его „миленький“. Вылечили и, переодев в гражданскую одежду, помогли уйти за станицу. После войны он несколько раз приезжал к нам в город».

Возможно, кто-то и руководил нашими ребятами, но мне они ничего не рассказывали.

В конце декабря 1942 года на оккупированной территории Константиновска одиннадцати-двенадцатилетние подростки Валентина Стадникова (Толпинская), Людмила Онуфриенко (Сальникова), Марта и Леонид Латынины и четырнадцати-пятнадцатилетние Александр Латынин и Андрей Гудков захоронили в Фоминой балке нашего военного лётчика.

Пока Андрей Гудков отстёгивал парашют, Людмила Онуфриенко прикатила санки и тело лётчика всей гурьбой тихонько спустили в низовье Фоминой балки, где засыпали глиной и снегом.

«Конечно, было страшно, — говорила Людмила Григорьевна. — Кругом были немцы — бегали, стреляли, кружили вокруг балки на машинах и мотоциклах, — видимо, искали лётчика. Мы хотели и парашют забрать, но побоялись, и решили прийти за ним рано утром. Но утром возле балки стояла немецкая легковая машина, собралось много немецких солдат и офицеров, они и забрали парашют, а тело лётчика не нашли. Позже мы обнаружили перчатку лётчика и, поставив палку на месте захоронения, сверху надели на неё эту перчатку».

Когда на городском кладбище стали восстанавливать братские могилы, Людмила Григорьевна Онуфриенко вспомнила о забытом захоронении, и вместе с Таисией Лобовой и Валентиной Стадниковой обратилась в военкомат за разрешением установить неизвестному лётчику памятник.

Вот такие у нас были герои среди девчонок и мальчишек военной поры, о которых до сих пор мало кто знает в нашем городе.

В.Градобоев, руководитель поискового отряда «Донской», краевед. Фото автора

Из воспоминаний

20 Сентября 2014, 21:59
Из воспоминаний Павла Никитовича Чеботарева, (четырнадцатилетнего подростка в 1942 году), жителя г. Константиновска: «По набережной от самого рыбзавода до переправы было полно повозок, лошадей, немного машин. Я со своими сверстниками Владом Валошковым и Михаилом Давыдовым постоянно кружились около переправы.

К берегу Дона подъехала легковая машина, и молодой офицер с солдатиком вывели из неё красивую молодую женщину с маленьким мальчиком на руках. На берегу оставалось несколько лодок, в которые усаживались отступающие красноармейцы. Офицер, достав пистолет, подбежал к одной из лодок, в приказном порядке выгнал всех и пытался усадить женщину с ребенком и солдата в лодку. Но тут налетели фашистские самолеты, и началась бомбежка. После первой бомбежки на берегу практически не осталось лодок, а солдат и офицер лежали убитые.

Женщина в отчаянии посадила мальчонку на плечи и бросилась вплавь через Дон. Спрятавшись за ближайшим домом, я, как завороженный, продолжал смотреть на смелую женщину. А фашист, гад, делая всё новые заходы над переправой, продолжал бомбить. Я видел, как женщина, не доплыв до противоположного берега метров восемь, после разрыва очередной бомбы за ее спиной, взмахнула руками и ушла под воду вместе с ребенком...

Эта страшная картина до сих пор стоит у меня перед глазами. После этого я стал еще сильнее ненавидеть фашистов».

"Когда началась первая бомбежка, мы с сестрой Ольгой купались на Дону. На территорию Константиновска упало несколько бомб. Наш дом находился на окраине поселка, и я побоялась, что наших родителей могло убить, и побежала домой. При очередной бомбежке разбомбили двухэтажный госпиталь. Какие оттуда были крики — жуть! После этого мы решили покинуть поселок. В верхних садах, за Константиновском, стояли лошади и повозки. Одну из повозок и лошадей нам отдали отступающие солдаты.

Пока я запрягала лошадей, мама уложила необходимые вещи, и мы отправились на родину, в хутор Трофимов. Не доехав до хутора, мы увидели, как армада немецкой техники направилась на р. Северский Донец, в том числе и в сторону хутора Трофимова. Мы распрягли лошадей и остались в поле на временном полевом стане прежнего колхоза. Потом мама осталась в хуторе, где немцы заставляли всех работать на них, а я была комсомолкой и убежала в Суходол, потом в Константиновский.

Мы с сестрой и подругой Ниной Кондрашовой решили не ходить к немцам на работу. Выезжая в поля, мы стреляли здесь же, в степи из найденных винтовок и не знали, чем заняться. Жаль, что у нас не было организатора, чтобы создать какой-нибудь отряд против фашистов,— вспоминает бывшая жительница п. Константиновский Александра Яковлевна Филимонова.

"Начальнику инженерного управления воинской части № 1080. 17.07.42 г. для поддержания связи с ротами, сплавляющими понтонные парки, выслал среднего командира на машине. Прибытие парка Н2П в устье р. Северский Донец ожидаю 19.07.42 г., откуда погружу его на машины. Два взвода понтонно-мостовой роты, выезжавшие для эксплуатации плотового моста на бочках в Константиновской, прибыли в распоряжение батальона, так как в станице моста не оказалось.

Действующую там переправу содержал 35-й опмб. Командир 21-го опмб — капитан Криворучко, военком 21-го опмб — ст. политрук Колодийчук, адъютант — старший капитан Тулупов.«Вспоминает Георгий Семенович Дмитриев: «Летом 1942 года, еще до призыва в армию, я был назначен командиром взвода истребительного батальона. Имея специальность легкого водолаза и работая в ОСВОДе, был направлен на Константиновскую военную переправу. Принял катер под названием „Спасатель“ и небольшой паром. Погрузка на паром шла с улицы им. Фрунзе. На паром становились три автомашины и одна-две повозки.

Фашистские самолеты бомбили переправу целыми днями, погибшие плыли по Дону, как осенние листья. На переправе работал 15 дней, пока ст. Константиновскую не захватили немцы.» А вот воспоминание советского летчика-разведчика С.В. Яцковского: «Константиновская и район переправы окутаны дымом. Все новые и новые группы бомбардировщиков пикируют на переправу. Вода бурлит. Лодки и прочие плавсредства, на которых переправляются беженцы и войска, разлетаются в щепки.

Изредка вспыхивает факелом сбитый бомбардировщик — это наши ястребки, прорвавшись сквозь мощный заслон истребителей противника, делают своё дело. Дон кажется огненным...» «Переправ на Дону было много разных. Одна была — мост на бочках, но ее почти сразу разбомбили. Переправлялись кто на досках, кто на плотах, рубили и спиливали деревья.

Одни солдаты соорудили большой плот и переправили «полуторку». Только плот пристал к крутому левому берегу, а там — яр метра на полтора. Вот и не смогли, видимо, вытащить технику, так и осталась стоять эта машина: часть на берегу, а часть в воде. Сколько техники было брошено! Весь берег заставлен машинами...

А немец, как по расписанию, начинал бомбить с утра и до позднего вечера. Налетят со стороны Ростова 25 «юнкерсов», и давай полоскать по переправам! И так несколько дней. Переплавлялись, кто на чём сможет...

В конце июля 1942 года 431-й отдельный автотранспортный батальон попал в исключительно тяжелое положение. Отходя, батальон имел задание переправиться через Дон в районе ст. Константиновской и для выполнения боевого задания сосредоточиться в районе р. Кагальник. К этому времени в станице Константиновской сосредоточилось около 3000 транспортных и боевых машин, которые не могли переправиться на левый берег из-за отсутствия постоянной переправы и непрекращающейся интенсивной бомбардировки с воздуха. Майор Коровянский, оценив обстановку, немедленно вывел батальон в укрытие — рощу в 3 км севернее станицы Константиновской, и разослал разведгруппы из среднего командного состава к другим переправам.

Получив отрицательные данные от высланной им разведки, принял решение соорудить паром из подручных материалов и на нем осуществить переправу материальной части своего батальона. Имея факты о приближении противника, майор Коровянский не растерялся, занял самостоятельную оборону в 7 км западнее станицы Константиновской и, сдерживая просачивание разведгрупп автоматчиков противника, в течении суток соорудил паром и переправил без потерь личный состав и машины своего батальона, а также других частей.

Последние машины переправлялись под огнем танков противника. Невзирая на это, никто из командиров и бойцов, руководимых майором Коровянским, не оставил своего поста, и все машины были переправлены на левый берег Дона. Последним с группой бойцов, снятых с обороны, переправился на лодке майор В.С. Коровянский.

Некоторые солдаты и офицеры по пути отступления заходили к себе домой, а через день-два погибали в соседних районах своей области. Другие погибали за несколько десятков километров от своих родных хуторов и станиц. Кто-то из немногих пропавших в этой боевой суматохе «воскресал», но многие домой так и не вернулись...

В двадцатых числах под Ростовом-на-Дону пропал без вести (утонул?) уроженец ст. Богоявленской красноармеец 353-й стрелковой дивизии А.Н. Буланов. При наступлении противника под Ростовом—Таганрогом без вести пропал старший брат Петр Таран, а при освобождении Ростовской области — младший брат Василий Таран: ушел добровольцем и тоже пропал в районе Таганрога. (Сегодня в г. Константиновске проживает их средний брат и надеется, что все же сможет когда-нибудь отыскать их могилы.) Уроженцы Константиновского района Т.В. Семенцов и А.П. Сорокин, красноармейцы 75-го стрелкового полка 31-й стрелковой дивизии 18-й армии пропали без вести под Новочеркасском.

Семенцов попал в плен, был освобожден в апреле 1944 года. Уроженец ст. Константиновской, командир огневого взвода лейтенант Николай Алексеевич Кузнецов 22 июля пропадает без вести. Но он, видимо, остался жив, и в 1944 году, работая офицером связи при штабе полка, был награждён орденом Красной Звезды.На переправах Константиновского, Николаевского района погибали, тонули, пропадали без вести жители и других районов Ростовской области. 17 июля пропал без вести сапер ВАД-13 Михаил Матвеевич Кобяцкий, уроженец с. Крюково Куйбышевского района Ростовской области. По военным донесениям 4-й воздушной армии пропали без вести наши земляки, шоферы: сержант Владимир Николаевич Изварин (погибает 7 июля 1944 г.), Михаил Федорович Могиленко, Николай Васильевич Авдеев (погиб 16.10.1944 г.), слесарь красноармеец Изот Емельянович Луценко, аккумуляторщик ефрейтор Михаил Сергеевич Шерстнев. В 6 км восточнее поселка Константиновского погибает воентехник 2-го ранга Черноморской группы войск 453-го отдельного батальона Михаил Васильевич Зеленов, уроженец г. Таганрога.

Просматривая военные донесения начальников штабов и командиров отступающих частей Красной Армии, очень часто наталкиваешься на записи: «пропал без вести», «убит, оставлен на поле боя», «не вышел из боя», «утонул на переправе», «пропал при атаке вражеских танков (раздавлен)», «отстал по пути следования»...

В.Градобоев, руководиль поискового отряда «Донской», краевед

Фото — http://slovare.coolreferat.com/%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8...

Найдены останки воина

13 Июля 2014, 21:56
В течение четырех лет неоднократно проводились попытки разными поисковыми отрядами найти и перезахоронить погибшего воина ВОВ, захороненного местными жителями по адресу г. Константиновск, ул. Калинина 16.

Два дня бойцы отряда «Донской» областного поискового клуба «Память-Поиск» работали по поиску места неучтенного захоронения. Жители, хоронившие погибшего в годы войны давно уехали, кто-то из свидетелей умер. Точное место расположения могилки не было обозначено.

И вот, 11 июля сего года, останки воина были найдены поисковиками отряда «Донской». Среди останков воина сохранились остатки советских сапог времён ВОВ.

В ближайшее время еще один воин РККА будет захоронен на кладбище города Константиновска со всеми полагающимися почестями, скорее всего, 17 июля, в день вторжения фашистских войск на территорию Константиновского района.

За два дня на территории района дважды прогремело эхо Великой Отечественной

4 Июля 2014, 15:18
На грунтовой дороге выше нерестового канала, по левой стороне Дона были обнаружены снаряды времен ВОВ.

Поисковиками сводного поискового отряда «Донской» Ростовского областного клуба «Память-Поиск» при проведении полевой разведки обнаружены раскопы поисковиков любителей или «черных» копателей. В одном из раскопов на грунтовой дороге обнаружена часть снаряда, по предположительным данным 200 мм калибра. Снаряд был выпущен артиллерийским орудием, но не взорвался. В связи со сложностью его извлечения и отдаленности места обнаружения от населенных пунктов, саперным подразделением было принято решение о его ликвидации на месте.

После попытки обезвредить снаряд на месте и разрыва заряда были обнаружены части более 20 шт. уничтоженных снарядов разного калибра, в том числе на поверхность показался снаряд 240 мм калибра и длинной около метра. По анализу проведенному в сравнении со снарядами времен ВОВ могли использовать корабельные орудия, орудия установленный на железнодорожные платформы и 240 мм немецкая гаубица. Дальность полета подобных снарядов 15 км.

Судя по направлению носовой части снаряда и место его находки, можно сделать выводы, что он мог быть выпущен из немецкой гаубицы по окруженной военной группировке советских войск у поселка Константиновского в июле 1942г. Упал в заболоченную местность и не разорвался. Снаряды оказавшиеся рядом с фашистским «сюрпризом» могли быть вывезены с рядом расположенного поля уже после войны. Очевидно были собраны местными сельхозрабочими.

Как пояснили саперы прибывшие на место ликвидации опасных находок, подобные «сюрпризы» 240 мм снаряд, за их многолетии период работ был обнаружен в четвертый раз, на территории всей области! После ликвидации «сюрприза» на месте разрыва образовалась воронка 5×5 м, перегородившая дорогу.

Не ликвидировав опасные находки неизвестно кто и сколько человек могло стать жертвами прошедшей войны ехавшие на рыбалку или на отдых...

На фото фашистское оружие смерти выпускающее такие снаряды....

В. Градобоев, руководитель поискового отряда «Донской»

В дар музею

20 Июня 2014, 22:30
12 июня делегация поисковиков отряда «Донской» навестила семью Калининых. На встрече поисковики передали в новый музей им. Калинина новую книгу нашего земляка В. Градобоева «На Донском рубеже: 1942 год». На самом деле после выхода в свет в мае этого года книги о военных событиях 42 года её экземпляры не только появились во всех библиотеках и школах района, но и разлетелась в небольших количествах по стране.

Анатолий Вениаминович Калинин родился 22 августа 1916 г., в станице Каменской (г. Каменск-Шахтинский) Ростовской области. Детство и юность писателя прошли на Дону.

Еще пионером начал А.В.Калинин писать в газеты «Ленинские внучата» и «Пионерская правда» заметки о сельской жизни, о первых колхозах на Дону. В 1930 году, подростком, он ездил по хуторам и станицам Дона с рабочей колонной, проводившей коллективизацию. В 1931 году вступил в комсомол.

С 1932 года работал в районных и областных газетах на Дону, Кубани, в Кабардино-Балкарии. С 1935 года — собственный корреспондент «Комсомольской правды» в Кабардино-Балкарии, Армении, Крыму, на Украине, снова на Дону. В качестве военного корреспондента этой газеты Анатолий Калинин ушел на фронт в 1941 году: находился в основном на фронтах южного направления.

Член КПСС с 1946 года.

Первая книга Калинина вышла в 1940 году. Это был роман «Курганы», посвященный колхозной нови в казачьем крае.

А.Калинин пришел в литературу, хорошо зная то, о чем пишет: крестьянский труд, казачий быт, народный язык... Крестьяне, колхозники-казаки, надевшие по призыву Родины солдатские шинели, стали главными героями произведений А.Калинина в годы Отечественной войны. Он писал и посылал в газеты очерки из-под Ростова, Моздока, Сталинграда. В 1943 году в Ростове вышла очерковая книжка А.Калинина «Казаки идут на Запад». В журнале «Новый мир» в 1944 году была напечатана повесть «На Юге», в 1945 — повесть «Товарищи». На основе этих повестей о героизме советских солдат писателем был создан роман «Красное знамя», изданный в Ростове в 1951 году.

После войны А.Калинин поселился на хуторе Пухляковском на Дону. Очерки Калинина о людях донских станиц («Неумирающие корни», «В тылу отстающего колхоза», «Лунные ночи») начинали галерею героев, которые прошли потом через большинство произведений писателя.

В 1953 году в «Правде» увидел свет очерк «На среднем уровне». Это был смелый, злободневный разговор писателя-коммуниста о развитии деревни, о стиле партийного руководства. Сам писатель говорит об этом так: «С очерка „На среднем уровне“ и последовавшего за ним очерка „Лучные ночи“ и начинаюсь я, в чем совершенно твердо уверен как писатель... Эти очерки укрепили меня в сознании важности и необходимости того, о чем пишу. Был огромный поток читательских писем, обязывающих, но окрыляющих...». В 1962 году вышел в свет роман А.Калинина «Запретная зона» (книга первая), посвященный строительству Волго-Донского канала. В этом произведении поставлены проблемы формирования нового человека, вскрыты и осуждены явления, которые нельзя примирить с коммунистической совестью. Главный герой романа Греков — один из тех партийных работников, которые характеризуют и выражают нашу эпоху.

В романах «Суровое поле» (1958), «Цыган» (1960-1974), в повестях «Эхо войны» (1963), «Возврата нет» (1971) писатель, возвращаясь к событиям минувшей войны, раскрывает связь, которая существует между прошлым и сегодняшними делами современников. Идейно-философская концепция творчества А.Калинина выражена в системе образов его героев: с одной стороны, герои, рожденные советской действительностью, — секретарь райкома партии Еремин, писатель Михайлов, колхозники Дарья и Андрей Сошниковы, Клавдия Пухлякова и Будулай; с другой — люди, души которых искалечены накопительством, властью собственности — Варвара Табунщикова, Стефан Демин, Лущилины и другие.

Роман «Гремите, колокола!», вышедший в 1967 году, посвящен проблемам нравственного и эстетического воспитания молодежи в семье и, как другие произведения А.Калинина, привлекает анализом духовного мира героев.

Анатолий Калинин — один из последователей шолоховских традиций в литературе. В 1964 году была издана книга очерков писателя о Шолохове — «Вешенское лето», которая много раз переиздавалась. В 1975 году вышла в свет книга А.В.Калинина «Время «Тихого Дона», опубликованная сначала в «Известиях». В 1982-1983 годах в издательстве «Советская Россия» вышло собрание сочинений Анатолия Калинина в четырех томах. В это издание, помимо прозаических произведений писателя, включены его стихи и поэма.

Некоторые калининские герои обрели вторую жизнь на киноэкране; по роману «Цыган» создан многосерийный телефильм. Ряд произведений А.Калинина переведен на языки народов СССР, а также на английский, арабский, болгарский, вьетнамский, французский, хинди и другие.

В 1973 году он удостоен звания лауреата Государственной премии РСФСР имени Горького за повести «Эхо войны» и «Возврата нет».

А.В.Калинин награжден орденами и медалями, в том числе орденом Ленина, Октябрьской революции, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов.

Скончался Анатолий Вениаминович 12 июня 2008 года, на хуторе Пухляковский.

Кстати, на данный момент готовится к выходу в свет очередной тираж книги «На Донском рубеже: 1942 год» и все желающие принять участие в её публикации могут обратится к её автору — В. Градобоеву.

Чужой беды не бывает

11 Июня 2014, 15:09
В первые дни июня жителей Донского региона России облетела тревожная новость: «В Неклиновском районе дома отдыха, туристические базы и детские оздоровительные лагери приютили детишек с родителями из Украины. У них нет ничего! Давайте поможем! Людям нужны продукты, медикаменты, предметы личной гигиены, детские смеси, игрушки, одежда, полотенца и т.д.».

Одним из первых откликнулось на этот призыв региональное отделение ООД «Поисковое движение России» в Ростовской области, организовав в г. Таганроге на базе музея Таганрогской общественной организации ПО «Миусская высота» Ростовского областного клуба «Память-Поиск» пункт приема гуманитарной помощи для пострадавших Юго-Востока Украины.

Сводный поисковый отряд «Донской» по Константиновскому, Усть-Донецкому и Семикаракорскому районам во главе с командиром отряда Градобоевым Вячеславом Александровичем выступил инициатором сбора гуманитарной помощи в нашем районе.

6 и 9 июня собранный груз был доставлен в город Таганрог.

Особые слова благодарности хочется адресовать людям, откликнувшимся на обращение за помощью и неравнодушным к чужой беде: бойцам и командиру поискового отряда «Донской», магазину «Взрывные цены» в лице директора Макаренко А.В., предпринимателям Василевич И.Л., Севикян Г.Э., Дульгиер Е.В., Шленскому А.В., Беловой Л.В.

Надеемся, что помощь и забота жителей Ростовской области об украинских гражданах поддержит их эмоциональное состояние и сделает пребывание на территории нашего региона более комфортным.

Н.Калашник

Сбор гуманитарной помощи

6 Июня 2014, 21:44
Региональное отделение ООД «Поисковое движение России» в Ростовской области доводит до сведения всех неравнодушных граждан области, что в г. Таганрог на базе музея Таганрогской общественной организации ПО «Миусская высота» Ростовского областного клуба «Память-Поиск» организован пункт приема гуманитарной помощи для пострадавших Юго-Востока Украины.

Это помощь и для раненых с Донбасса, которые будут или уже есть в Таганрогской больнице, и для беженцев, которые и в Таганроге, и в Неклиновском районе. В первую очередь нужны медикаменты и нескоропортящиеся продукты питания. Организация официально зарегистрирована, поэтому могут выдать (в случае необходимости) документ с печатью о приеме гуманитарной помощи.

По всем вопросам обращаться к организатору пункта, руководителю ТОО ПО «Миусская высота» Данилову Роману Викторовичу — 8(909)434-00-71.

Поисковый отряд «Донской» поддерживает инициативу своих коллег и организовывает сбор гуманитарной помощи в г. Константиновске. Контактный телефон командира отряда Градобоева Вячеслава Александровича — 8(928)616-06-79.

Вчера в очередной раз отгремело эхо войны

29 Мая 2014, 10:55
Вчера днем многие горожане слышали звук взрыва, а те, кто находился на Офицерском пляже даже видели черный дым. Много вопросов и предположений вызвало данное событие у горожан. От предположений, что это так пограничники отмечают свой праздник до уничтожения боеприпасов времен Великой Отечественной войны. И именно последнее предположение оказалось правильным.

Так, в мае 2014 года поисковиками отряда «Донской» на боевых позициях 156 стрелковой дивизии в июле 1942 года на территории Константиновского района были обнаружены боеприпасы. Не стоит уточнять какую опасность могли представлять собой одиннадцать 50 миллиметровых минометных мин для жителей.

В связи с опасностью перемещения боеприпасов, было принято решение уничтожить опасные находки на месте обнаружения.

Более недели службу по охране опасных находок несли работники отдела внутренних дел по Константиновскому району. И вот, вчера, многие горожане услышали именно отголосок той прошедшей войны — взрыв.

Спецназ Великой Отечественной

28 Мая 2014, 18:15
Немногие знают о существовании специальных подразделений Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. На страницах сайтов сети интернет можно найти некоторые материалы о героической защите Сталинграда и штурма Кёнигсберга советскими воинами специальных штурмовых подразделений. Кто они? Откуда появились эти отважные и самоотверженные герои?

По материалам интернета, в частности статьи «Истребители бункеров», ясно, что специальные подразделения из хорошо обученных и физически подготовленных воинов начали формироваться с весны 1943 года. Но все же основу штурмовых подразделений составляли штурмовые инженерно-саперные бригады, выполняющие спецоперации с 1942 года. Как опубликовано в той же статье: «...Немцы являлись большими доками по части создания укреплений. Долговременные огневые точки зачастую выполнялись из стали или бетона, прикрывали друг друга, за ними стояли самоходки или батареи орудий... Все проходы к ДОТам опутывались колючей проволокой и густо минировались.»

Мне подростком посчастливилось прожить несколько лет в Калиниградской области. Я своими глазами видел оставшиеся после войны форты, здания с многочисленными бойницами в стенах метровой толщины, этажи подземного города, уходящие в глубину, заполненные морской водой, длинные туннели подземных улиц, выложенных булыжником, где могли свободно проехать машины в двух направлениях, не задевая пешеходов. А порой в подобных подземных уличных кварталах еще в 70-е годы находилась военная техника и оружие. Бетонные сооружения перекрывались и отделялись раздвижными или подъемными бетонными дверями или воротами со специальным нишам. Все помещения были электрифицированы, во многих по стенам шли пучки проводов связи и висели уцелевшие светильники...

Видя подобные укрепления, невольно задаешься вопросом: «Как нашим славным воинам удалось штурмовать, по логике, непреступную крепость Кенигсберг и успешно овладеть городом-крепостью? И именно здесь одну из основных задач пришлось решать советскому спецназу. В статье „Истребители бункеров“ упоминается, что каждый канализационный люк, каждый подвал здесь превращались в огневую точку. И это факт. Следы этих укреплений остались на многие десятилетия...

Сама идея возникновения штурмовых саперных подразделений (бригад), как отмечатся в статье, взята была у немцев со времён Первой мировой войны. При сражении за Верден использовались специальные штурмовые подразделения с огнеметами и пулеметами. По логике вещей, спецназ и штурмовые подразделения в основном выполняли одну задачу. Но спецназовцы, совершающие диверсии, штурм вражеских укреплений в прифронтовой зоне врага и сооружающие собственные укрепления под носом врага, появились раньше спецподразделений штурмовиков-панцирников.

По воспоминаниям жителя г. Константиновска Ростовской области Чернова Георгия Андреевича: » Груз, который нес каждый боец штурмового панцирного подразделения, намного превышал ношу простого пехотинца, только одна защита весила не менее 20 кг, а целый комплект с пулеметом или автоматом, взрывчаткой, гранатами и прочее.... Защитный панцирь представлял собой далеко не современный бронежилет. Он был угловат, что позволяло уходить в рикошет вражеским пулям. Зашнуровывался сзади. Спина всегда открыта. А зачем её прикрывать, если всегда идти только вперед?! Бойцы делали дополнительные козырьки на каски, дополнительную защиту от мин. Самым страшным для штурмовика были не прямые попадания вражеского осколка или пули, а вражеские мины, рвущиеся под ногами штурмовиков. (Сам лейтенант Чернов Г. А. ,был дважды ранен осколками вражеских мин и чуть не лишился ноги, но продолжал службу до последнего тяжелого ранения в 1944г.) Вражеские пулеметные очереди, бившие в упор, могли только остановить бойца на некоторое время, пока стрелял пулемет. Но потом немцы с ужасом выбегали из блиндажей, ДЗОТов, ДОТов, и убегали, где их настигали наши пули«.

Но спецназ был нацелен не только на штурм вражеских укрепрайонов. Подразделения специального назначения инженерных войск, называемые батальонами инженерных заграждений или ОИбр СН (отдельная инженерная бригада специального назначения), появившиеся раньше панцирников, выполняли спецоперации в непосредственной близости от врага. Судя по архивным документам, бойцы спецподразделения, пробираясь ночью в тыл противника и в 150-200 метровую зону обороны противника, могли за ночь соорудить собственное укрепление, разобрать мост, через небольшую речку, заложить минное поле в тылу противника и при этом выполнить другие боевые задания.

Уничтожив противника в собственном укреплении, и за ночь переоборудовав его для ведения огня из тыла, способствовал созданию паники среди немецких солдат. Подобные операции практически всегда завершались успешно. Спецназовцы могли все погибнуть, но выполнить поставленную задачу! Вот данные военных архивов из наградных листов: 19 января 1943 года командир отряда штурма и разгорождений 39 отдельной инженерной бригады спецподразделения старший лейтенант Шмиголь И.Л., в районе рабочего поселка № 7 оседлал шоссейную дорогу и отразил контратаку противника. Оттеснив противника, на поле боя осталось более ста трупов фашистских солдат и офицеров. Представлен к ордену Красной Звезды.

21 января 1943 года, в районе роща «Круглая», тов.Шайсултанов, действуя в составе штурмового отряда, смело и уверенно пошел на штурм вражеских укреплений. Выполняя обязанности связного командира взвода, тов. Шайсултанов под сильным ружейно-пулеметным огнем вынес с поля боя своего раненого командира и вновь вернулся в бой, громя гранатами и обстреливая из автомата амбразуры вражеского ДЗОТа. Получив ранение, т. Шайсултанов продолжал огнем поддерживать свое подразделение. С поставленной задачей т. Шайсултанов справился с честью. Представлен к медали «За Отвагу».

21 января 1943г. старшина 3-й роты минных заграждений 39-й ОИбр СП Костин А. С. перед боем беседовал с курсантами о патриотизме советских людей. Когда штурмовой отряд двинулся к укреплениям противника, и от перекрестного огня фашистов вышли из строя командир взвода и зам командира взвода, т. Костин повел бойцов, заменив командира взвода. Преодолев сильный огонь противника, отряд подошел к дзотам. С криками: «Вперёд!» т. Костин первым, с гранатами в руках бросился к ним. Немцы стали отходить, а Костин продолжил их преследование впереди своего подразделения. Посмертно награжден медалью «За отвагу».

21 января 1943г., под сильным ружейно-пулеметным огнем курсант Кротов Д.М. добрался до землянок противника, и действуя гранатами, выбил врага из укреплений, после чего занял со своими бойцами оборону на данном рубеже. Представлен к награде орденом Красной Звезды. Примеров подобных героических подвигов бойцов спецназа немало. Но не всегда советскому спецназу удавалось выполнить боевую задачу с первого раза. И тогда, через некоторое время, операция по захвату вражеских укреплений повторялась до полного выполнения задачи. Практически все бойцы спецназа выполняли работу «смертников». Они шли на штурм вражеских укреплений, зная, что могут не вернуться. И действительно возвращались не все, и своих никогда не бросали!

Из наградного листа: Адъютант 2-го ранга штаба 198-го батальона инженерных заграждений39-й ОИБр СН Константинов Г. Н., лично изъявил желание участвовать непосредственно в наступлении, где проявил выдержку и стойкость. Действуя в составе отряда, и заметив, что снайпер противника выводит из строя личный состав отряда, т. Константинов очередью из автомата уничтожил снайпера, чем облегчил продвижение штурмовой группы к укреплениям противника. В 15.00 была назначена вторая атака при поддержке танков. Тов. Константинов, взяв с собой трех бойцов, ползком показал путь танкам. После окончания операции, с группой бойцов занял оборону и держал её до подхода подкрепления и совместного отхода. Представлен к награде орденом Красной Звезды. Награжден медалью «За Отвагу».

Это говорит о том, что высшим руководством не всегда подвиги героев оценивались по достоинству.

По воспоминаниям того же Чернова Г.А., окончив курсы младших лейтенантов, был направлен в специальное подразделение еще летом 1942 года. Это были специально отобранные воины для работы в тылу врага и в прифронтовой полосе. Состояло подразделение из двух взводов, командиром одного из взводов был назначен мл. лейтенант Чернов Георгий. Цели и задачи подразделений, малыми группами до 20 человек проникнуть в тыл противника, любой ценой срочно взять, можно штурмом, бункер, блиндаж, легковую машину с немецкими офицерами и доставить ценные документы, карты укрепрайонов, языков можно не брать.

«В одной из таких операций» — вспоминал Георгий Андреевич: " мы штурмовали немецкий блиндаж. Несмотря на пулеметный расчет, немцы были вынуждены покинуть свой укрепленный пост. Не понимая в чем дело, с ужасом и криками выскакивали из блиндажа и даже при выходе пытались поразить штурмовиков из своих «пукалок» — автоматов, но видя бессмысленное сопротивление, просто бросились наутек. Конечно, нам их не догнать, при нашей поклаже. Но ценные документы все же мы взяли и доставили в штаб полка. Какой для них был шок, когда русские солдаты, непробиваемые пулями, штурмуют, как они считали непобедимое укрепление.

На другой операции нам не повезло. При очередной операции, за несколько километров от линии фронта, в тылу у немцев мы перегородили дорогу немецкой легковой машине. Реакция немцев была такая же, что и у блиндажа. Очумелые, четыре немецких офицера пытались отстреливаться, но поняв бессмысленность своего сопротивления, бросились бежать в разные стороны. Но для нас важным было не догонять офицеров, а забрать документы и быстрее уйти к своим. На подобные задания нас за линию фронта сопровождали разведчики, они же и встречали нас.

Возвращаясь с задания с немецкими документами мы попали под минометный обстрел. Наши ребята все вышли, а вот разведчики все погибли. Но на своей территории мы наткнулись на двух «кукушек». Проверяя их снаряжение, мои солдатики оказались все по одну сторону. Скорее всего, был еще один диверсант, которого мы не увидели. И немец воспользовался этим, и грамотно скорректировал минометный огонь на нашу группу. После разрыва тяжелой мины позади ребят, я остался один, тяжелораненый и теряющий сознание, рядом с двумя фашистами. Невдалеке от меня лежал мой ППШа, и немцы, посматривая то на меня, то на автомат, что-то решали. Мне ничего не оставалось делать, как убить этих гадов. Я бросился к автомату, и одной очередью убил обоих и потерял сознание. Не помню, сколько дней и часов я полз к фронтовой дороге...

...Из нашего подразделения в живых после войны остались я и командир подразделения, капитан, жил в городе Ростове-на-Дону". Немного не дожив до своего 93- летнего возраста, Георгий Андреевич умер в 2005году в год 60-летия ПОБЕДЫ над фашизмом — врагом нашей планеты Земля. Похоронен на Константиновском кладбище.

В.Градобоев

Источник фото — http://newslab.ru/tv/17947

Четвероногий друг. Ко Дню пограничника

25 Мая 2014, 19:01
(По реальным событиям при поиске без вести пропавших воинов РККА)

В один из солнечных июльских дней поисковой отряд в очередной раз решил произвести разведку местности боевых позиций Красной армии 1942 года.

Проходя новым маршрутом через старый смешанный лес, они увидели невдалеке, под большой сосной, Советского солдата времен Великой Отечественной войны. Некоторый озноб пробежал по спинам поисковиков, да еще в чаще, в тени бурелома несколько раз прокричал филин. Некоторое время опытные поисковики, имевшие за своими плечами более десятка лет практической работы, стояли в оцепенении.

По внешнему виду, солдат присел отдохнуть после тяжелого похода или боя, и казалось, смотрел в их сторону. Он крепко в руках держал свой карабин.

Подойдя ближе, и разобрав годовалые слои опавшей хвои и листвы соседних деревьев, поисковики обнаружили у ног солдата останки собаки, кости дичи и истлевшие части военного вещмешка, нераскрытые немецкие консервы, полуистлевшие пачки трофейных сигарет.

По всей видимости, раненый пограничник, о чем воина выдавали сержантские зеленые петлицы с треугольниками, тяжелораненый, истекающий кровью, присел в последний раз перевязать рану. Но сердце солдата не выдержало, или он потерял сознание от большой потери крови, поскольку одна нога в голени была перебита осколком, а рядом лежал открытый, но неиспользованный индивидуальный пакет. И пока в теле пограничника тлела жизнь, его четвероногий друг носил своему хозяину разное продовольствие и даже сигареты.

Все принесенное с боевых позиций, лежало возле ног солдата, так и оставшееся нетронутым. Даже не разгрызенные птичьи кости говорили о том, что видимо через некоторое время после боев пес охотился где-то на лесную дичь и домашнюю птицу, и приносил пограничнику, в надежде на выздоровление своего старшего товарища. Но солдат оставался неподвижен, и постепенно умирал. Позднее и пес, поняв, что его хозяин и надежный друг больше никогда не приласкает его и не угостит кусочком сахара, прилег на здоровую ногу солдата, закрыл глаза и уснул вечным сном.

Кто-то из поисковиков тронул за плечо останки тела воина, и он рассыпался, оставляя прах забвения, не оставив никаких зацепок о себе и своем верном четвероногом друге, уйдя в историю, и в очередной раз пополнив списки без вести пропавших героев той жестокой войны.

В.Градобоев

На донском рубеже

8 Мая 2014, 21:44
В преддверии Дня Победы увидела свет новая книга нашего земляка В. Градобоева «На донском рубеже: 1942 год».

В постсоветской России все меньше появляется новых книг, рассказывающих историю Второй мировой войны. Но есть события и подвиги, которые забывать нельзя, чтобы не потерять свою национальную идентичность.

Этой задаче посвящают жизнь современные поисковики — люди, которые в военных архивах и в полевых условиях, а также по рассказам единиц оставшихся в живых участников и очевидцев тех огненных лет буквально по крупицам собирают сведения о без вести пропавших Героях той страшной войны, находят безымянные останки павших воинов и перезахоранивают их. Попутно ими восстанавливается реальная, а не придуманная история подвига советского народа во Второй мировой войне.

Именно о таких страничках истории рассказывает книга Вячеслава Градобоева, руководителя сводного поискового отряда «Донской», краеведа, поэта и патриота донской земли.

Всего несколько экземпляров книги поступят в продажу розничной торговли. Адрес магазина: г. Константиновск, ул. Ленина № 96, магазин «Техноград». Стоимость — 250 рублей.

Флаг над Берлином

7 Мая 2014, 21:58
Ветеран, участник освобождения нашего района от фашистских захватчиков в январе 1943г Парневова Н.П. написал потомкам, нашим землякам письмо. Предлагаем Вашему вниманию отрывак из него:

«...В моей жизни был один случай, самый, самый счастливый день, который нельзя сравнить ни с каким другим.

Дело было так: 28 или 29 апреля 1945 года, когда мы, после жестоких боев вышли на восточную окраину Берлина, там стояла электростанция с огромной трубой. В такой радостный день — мы в Берлине! В доказательство наших побед, за непорабощенную нашу Родину! Я распорол перину, у которой была красная наволочка, привязал её проволокой к ремню и полез на эту огромную трубу. Забравшись наверх, привязал за громоотвод этот „красный флаг“. Наш флаг, красный флаг нашей Родины над Берлином. А внизу, маленькие человечки что-то кричали, только потом я услышал, они кричали: „Ура!“

Над городом я увидел 132 трубы, но они были гораздо меньше этой. Вокруг себя я ничего не видел. Фашистские снаряды, прицеленные на мой флаг, пролетали мимо и рвались где-то в стороне. Недалеко от трубы поднялся аэростат с наблюдателем командующего 8-й гвардейской армии. Фашистов это бесило, а нас радовало, ведь Берлин — логово фашистского зверя, у наших ног!

Я не герой, может это был подвиг, а может быть поступок, который я совершил в знак прочности силы нашей многонациональной Родины!...»

Источник фото — http://radioheads.net/post102275596/

Забытый полк

6 Мая 2014, 22:52
Третий день полк капитана Сергеева, уставший и измученный оборонительными боями, продвигался вдоль берега Дона. В последнем бою погиб командир полка майор Иванов, два командира рот, совсем еще молодые лейтенанты: Ильин и Звягин, командир второго батальона Сидоренко, и еще три офицера пропали без вести. О потерях сержантского и рядового состава говорить было нечего. Многое Сергееву оставалось неизвестным.

Еще неделю назад поступали сведения из дивизии, что противника надо ожидать с северо-запада. Потом сведения поступили о заходе противника в тыл полка, но близкой канонады боев слышно не было. Казалось, что война окружила станицу со всех сторон и издевается над полком, заставляя все глубже зарываться в донскую землю. Ежедневные налеты вражеской авиации и стоны раненых напоминали Сергееву, что смерть ходит рядом и забирает в свое черное логово ни в чем не повинных людей.

От свиста пуль и осколков над головой холодный пот струйками сбегал по спине. Он, еще совсем молодой офицер, вчера назначенный командиром роты, в недавнем времени инженер станкостроительного завода, сегодня отвечал за жизнь еще не обстрелянных мальчишек. Ему, воевавшему третий месяц на этой проклятой войне, больно было смотреть в глаза умирающих, еще безусых солдат.

Благодаря населению ближайших хуторов и станиц, уже несколько месяцев в ускоренном порядке готовились укрепления, рылись окопы, траншеи и противотанковые рвы. Связь с дивизией в последние дни неоднократно прерывалась. Саперы не успевали наводить переправы через Дон, как тут же появлялись стервятники Люфтваффе и пока не уничтожат переправы, не возвращались в свое гитлеровское гнездо.

Бомбежки всегда проводились с идеальной точностью. Это давало повод подозревать кого-то из местных жителей в корректировке целей для вражеской авиации и совершении диверсий, или нахождение в станице немецких диверсантов. Разведчики доставляли противоречивые данные.

Внезапное появление немецких частей противника в тылу расположения полка и целенаправленный штурм оборонительных огневых точек советских солдат, только еще раз подтвердило опасение Сергеева о предателях и диверсантах. Особенно ожесточенный бой приняли части на северной стороне станицы, прикрывающие отход полка. Уцелевшие подразделения полка, возглавляемые капитаном Сергеевым, шли по историческим местам.

В двадцатые годы по этим дорогам кавалерийские полки казаков гнали врагов с донской земли. Сегодня солдаты полка шли в обратном направлении, и от этого еще обиднее и больнее становилось на душе молодого капитана. Полк двигался согласно данных карты к старой казачьей переправе.

Движение колонны сковывали обозы беженцев и частые налеты вражеской авиации. Сергеев понимал, что бросить беззащитных беженцев и уйти или занять оборону в голой степи и дать отпор фашистам он не мог. Периодически оставляя заслоны и участвуя в боях местного значения, он терял людей, искореженную технику и испорченное оружие.

Вражеские войска загоняли полк в «подкову», с юга — река Дон, с запада и востока — фашисты. Беженцы, потеряв надежду на быструю переправу, разъехались по ближайшим хуторам, более смелые переправились вплавь через Дон. Остатки полка остались практически одни. Боевая колонна полка в сопровождении нескольких гужевых повозок и одной полуторки, груженые боеприпасами и ранеными, несколько единиц боевой техники подходили к очередному донскому хутору.

Личному составу требовался отдых, перевязка раненых и пополнение запасов продовольствия. Тыловые части и передвижной полевой госпиталь остались в станице, и их судьба была неизвестной. Все мрачные мысли двадцатишестилетний капитан отгонял прочь.

Хорошо, что рядом с Сергеевым находился опытный кадровый военный начальник штаба майор Синицын. Жалко, что из очередной разведки не вернулся комсорг полка лейтенант Агарков, и умер тяжелораненый старший политрук майор Березенко. Десятки солдат, сержантов и офицеров приходилось хоронить в авиационных воронках, оставляя кресты на братских могилах.

Списки пропавших без вести постоянно пополнялись новыми именами и фамилиями, и казалось, не будет этому конца. Разведка доложила об отсутствии переправы через Дон. Воспользовавшись временным затишьем, Сергеев принял решение: пока разведка будет искать брод, занять оборону за хутором в балках и лощинах.

Увидев приближающуюся к хутору колонну русских солдат, молодая казачка Мария бросилась к ним навстречу. Она с детства отличалась боевым характером и сейчас без приглашения принялась помогать раненым бойцам. Несколько дней ухаживала за ними.

Среди солдат было очень много молодых ребят, но особенно ей понравился боевой сержант, артиллерист Василий. Он был коренной москвич, хотя своим бравым видом и кудрявым чубом сильно походил на местного казака. До войны он учился на историческом факультете института и знал много интересного, о чем и рассказывал Маше. Он часто прибегал в хутор по армейским делам и находил минутку уделить внимание молодой красавице.

Начальник штаба Синицын и командир полка Сергеев, услышав приближающуюся канонаду, решили принять бой, понимая, что он может быть последним для полка. С началом темноты зарницы все чаще озаряли северный небосвод. Завернув полковое знамя в гимнастерку и упаковав в ящик из — под патронов, Сергеев и Синицын в сопровождении двух бойцов и сержанта Ильина Василия направились к хутору.

Найдя Марию, Василий привел девушку к командиру полка. Мария, выслушав просьбу капитана, вывела бойцов за хутор и показала место для временного захорона знамени под молодым, но уже крепким дубом. «Ведь не может быть, что мы не вернемся назад и не заберем свое знамя, но оставить его немцам мы не имеем права!» — сказал начальник штаба.

В эти минуты, взглянув на Василия, девушка подумала, что вот этот сержант — это и есть ее счастье! И что скоро он уйдет дальше со своим полком, и они больше никогда не встретятся. Мария, взяв Василия за руку, и крепко сжимая своими маленькими и теплыми от волнения ладонями, пригласила всех в гости.

Офицеры ушли в расположение полка, оставив Василия и других солдат с девушкой. Мария накрывала на стол все, чем можно было угостить дорогих гостей в это военное время, особенно старалась угодить Василию. В этот вечер, слыша близкие отзвуки войны, сержант Ильин пытался веселить всех присутствующих, рассказывая армейские байки. Поздним вечером Мария уговорила хозяйку хаты, двоюродную тетку Антонину Михайловну, оставить на ночлег молодых солдат.

Передовые части немецкой дивизии появились ранним утром на пшеничном поле бывшего колхоза им. Калинина, в километре от хутора. Стрекот вражеских мотоциклов и иноземная речь послышалась возле крайней хаты. Загремела колодезная цепь, и раздался первый выстрел. Громкое встревоженное кудахтанье кур перебивали крики деда Матвея и звонкие металлические удары.

Раздалась автоматная очередь, и дед Матвей упал рядом с первым убитым в хуторе фашистом. Герой Первой Мировой войны добавил к своим немецким трофеям еще одного немецкого солдата Второй Мировой. Часть солдат Вермахта разбрелись по хутору, а несколько сотен фашистов, на мотоциклах и пешком двинулись к Дону, не подозревая о смертельной опасности.

До оборонительных рубежей полка Сергеева доносилась отчетливая немецкая речь, игра на губных гармошках. Все больше и больше выходило фашистов из хутора и направлялось к реке. Некоторые солдаты шли без оружия, в расстегнутых гимнастерках с закатанными рукавами, без касок, не подозревая о существовании занявшего оборону полка на подступах к Дону. Немецкие солдаты продолжали гонять кур, пугать женщин и стариков автоматами.

Внезапный ружейный залп, пулеметные и автоматные очереди, разрывы мин и гранат создали временную панику среди «отважных» и уверенных солдат Фюрера. Обезумевшие, они метались из стороны в сторону, попадая под перекрестный огонь. Через некоторое время заработали немецкие станковые пулеметы и минометы, добивая на поле своих раненых и нанося урон полку Сергеева.

На окраине хутора появились первые вражеские танки. Конечно, два орудия, чудом сохранившиеся при отступлении, и три миномета не могли устоять против 20-ти немецких танков. Но фашисты явно не ожидали такого гостинца в тихой доской степи.

Немецкий полковник, только что въехавший на территорию донского хутора в бодром настроении и мечтавший выспаться после длительной поездки, был ошеломлен. По данным разведки здесь не должно быть никаких русских частей. Этот плацдарм предназначался для дислокации резервных немецких частей. Получив ранение осколком русской мины, изуродовавшей его автомобиль, он запросил помощь авиации.

До прилета немецкой авиации два танка противника горели на окраине хутора. Пока вражеская авиация, не щадя боеприпасов, наносила многочисленные смертельные удары по расположениям полка Сергеева, за хутором расположилась немецкая артиллерия. Атаки противника на позиции русского полка продолжались до темноты.

Последние два танка раненый сержант Ильин уничтожил в сумерках, выкатив орудие на прямую наводку. После чего атаки немцев прекратились. Затишье и звездное небо не предвещало ничего хорошего. Тяжело раненный Сергеев и группа бойцов продвигалась вдоль реки. Хуторской рыбак провел через брод остатки полка по плавням на левый берег Дона, где под высокой ивой похоронили командира полка.

Немецкие части за один день потеряли несколько сотен убитыми и ранеными, восемь танков, две бронемашины. Наутро немецкий патруль, обходивший поле боя, обнаружил семерых тяжелораненых советских солдат. Немецкий полковник был настолько зол, что приказал унтер — офицеру жестоко казнить пленных на глазах у местных жителей.

Русских солдат резали и кололи штыками и еще живых кинули в горящую хату. Красавица Мария все ждала своего Василия и надежно хранила военную тайну, которую не рассказывала даже своей единственной дочери Вере. Шли годы. Почувствовав недомогание, Мария Федоровна в свои 82 года попросила дочь в очередной раз свозить ее в райцентр. Не хотела она уносить с собой тайну военного схрона.

«Я все расскажу, кому надо, а ты Вера, верь! Не зря я тебя назвала Верой. Все равно они придут, и знамя полка разовьется на ветру, и вспомнят забытых героев!» — говорила Мария своей дочери.

После поездки недолго прожила Мария Федоровна. В один из прекрасных, солнечных весенних дней не стало казачки Марии, так и не дождавшейся своего Василия. Дочь, Вера Васильевна, похоронив мать, уехала к своим детям. Офицер военкомата, знавший тайну Марии, погиб. Чиновники, обещавшие выполнить просьбу, забыли о своем обещании, как и казачку Марию, погрязнув в своей бумажной рутине.

Полковое знамя, обагренное кровью, избитое осколками вражеских снарядов, покоится в донской степи у энного хутора...

В.Градобоев

Из истории военной хроники 1942-го

6 Мая 2014, 22:19
8 сентября старший сержант Гомолко Борис Мефодьевич (украинец), пилот 520-го истребительного авиаполка, при перелёте на аэродром Алтухов, на высоте 2500 метров заметил группу фашистских бомбардировщиков в составе 10 Хе-111. Тов. Гомолко врезается в строй вражеских бомбардировщиков и огнем пулеметов и пушки сбивает один Хе-111.

Израсходовав весь боекомплект, пилот Гомолко идет на таран самолета противника. Отрубив винтом своего самолета оперение хвоста немецкой машины, выпрыгивает с парашютом. Второй немецкий Хе-111 падает, разрушаясь на части.

Два немецких летчика спасаются, выпрыгнув с парашютами. Приземлившись раньше немецких летчиков, сержант Гомолко пытается задержать вражеских авиаторов. Первый фашистский летчик оказывает сопротивление, и Гомолко убивает его из своего пистолета, второго летчика берёт в плен.

За данный подвиг Гомолко Б.М. представляется к званию Героя Советского Союза.

В. Градобоев. По материалам военных архивов.


Партнеры