18+
  Войти, или Зарегистрироваться (Что мне это даст?)

Градобоев

За отличие в поисковом движении

28 Декабря 2017, 08:59
23 декабря на областном слете поисковиков Дона бойцам ПО «Донской» им.А.Калинина: Вегерину Василию, Дуля Максиму, Ткачёву Константину вручены медали «За отличие в поисковом движении».

Награды от имени Российского Союза ветеранов вручены генералом Чернобыловым Владимиром Николаевичем.

В мае этого года, такую же награду получил и командир поискового отряда «Донской» им.А.Калинина.

Призван Константиновским РВК...

5 Июля 2016, 18:26
Гарматин Алексей Прохорович, 1912 года рождения, уроженец хутора Гусынка Ростовской области, в РККА призван в 1938 году. Такая скупая информация поступила к поисковикам отряда «Донской» им. А. Калинина. Кроме этого, указывался адрес рождения: х. Гусенко Литвиновского р-на.

По данным Белорусского военного округа, капитан Гарматин убит 19 марта 1945 года.

«Военный комиссар военкомата Железнодорожного района г. Ростова-на-Дону отлично провел мобилизацию военнообязанных и поставку гужевого и механизированного транспорта для частей Красной Армии. Задания командования выполнил в срок и досрочно. При вынужденном отходе, в июле 1942 года, обеспечил полностью вывод ресурсов военнообязанных из района. Достоин правительственной награды Ордена «Красная Звезда». Так оценил его заслуги перед Родиной в горячем июле облвоенком Ростовской области.

Следующий орден Отечественной войны 2-й степени Алексей Прохорович получил пятого марта 1943 года в должности адъютанта старшего 336-го стрелкового батальона Белостокского полка 5-й стрелковой Орловской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии, за мужество и отвагу в боях с немецкими захватчиками.

Из наградного листа: «12 февраля 1945 года противник, при поддержке танков, бронетранспортёров пытался овладеть высотой 79,2. Находясь в одной из рот, капитан Гарматин мужественно и стойко отражал натиск превосходящих сил противника, умело организовывал связь между подразделениями и отбил нападения врага, удержав занятый рубеж.

15 марта в боях на территории Восточной Пруссии, при атаке на противника, западнее населённого пункта Кользальде, когда в роте вышли из строя все офицеры, капитан Гарматин принял командование на себя. Яростно сопротивляясь шквальному пулемётному и артиллерийскому огню, повел две оставшиеся роты на рубеж врага. Первым, впереди бойцов ворвался во вражескую оборону в лесу, где в местной схватке уничтожили три немецких пулеметных расчета и 45 гитлеровцев. За проявленное военное мастерство и исключительное мужество представлен к очередному ордену Красного Знамени.

19 марта, при овладении населенным пунктом Вальтердорф, на землях Тюренгии, не смотря на сильный вражеский огонь, продвинулся вперёд. Но немецкие пулемётчики мешали дальнейшему продвижению батальона. Капитан Гарматин организовал отражение вражеского огня пулемётчиками своего подразделения и, обойдя противника, уничтожил немцев в двух схронах. В этом бою адъютант Гарматин Алексей Прохорович был убит. Посметртно награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

Супруга Алексея Прохоровича, военфельдшер командир санитарного взвода лейтенант Медюха Валентина Иосифовна, уроженка г.Ростова-на-Дону, после окончания войны, некоторое время работала фельдшером-акушером в Белокалитвенской районной больнице (с 5 апреля 1950 по 13 февраля 1951 года).

«Родные Гарматина А.П. ничего не знают о точном месте рождения и его родных. Если кому-либо известно о Гарматиных из хутора Гусынка, просьба писать на почту garmatin@gmail.com или звонить +7 (918) 536 7006»

В.Градабоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской» им. А. Калинина

Космонавт Трещёв посетил могилу деда, погибшего при освобождении хутора Вербовский

3 Июня 2016, 21:20
Третий год поисковики отряда «Донской» им. А.Калинина ведут поиск неучтенных захоронений гвардейцев 33-й стрелковой дивизии, попавших в окружение в январе 43-го у хутора Вербовского. Третий год поисковики выезжают в Вербовскую балку с очевидцами январских сражений — детьми войны, сегодняшними старожилами Константиновского района Ростовской области.

Уже давно не существует донского хутора Вербовского, состоявшего прежде из более сотни дворов, расположенного в 7 км от сельского совета х. Каргальско-Белянского Николаевского района. В 50-х годах упразднён Николаевский район, да и сам центральный хутор К-Белянский давно оставил остовы да погреба от прежних домов.

В мае этого года ребятам удалось обнаружить два неучтенных захоронения воинов РККА. В морозные январские дни 43-го бойцов хоронили хуторские старики и подростки, документы не собирали, боялись, что в карманах у военных могут быть гранаты. При эксгумации останков 21 воина, поднятых поисковиками, не оказалось документов и именных вещей, лишь два гвардейских знака, пустой медальон и много частично разложившихся патронов для автоматов ППШ. Это подтверждает сведения местных жителей, что гвардейские автоматчики первыми пытались освободить хутор, но попали в окружение и пали смертью храбрых.

Останки многих погибших воинов в 1970 году были перезахоронены в братскую могилу ст. Николаевской, но часть воинских захоронений остались ещё не найдены. Поиск продолжается.

2 июня 2016 года, донскую землю, посетила семья красноармейца 33-й гвардейской стрелковой дивизии Трубникова Давыда Никитовича, погибшего 6 января 1943 года при освобождении хутора Вербовский: дочь Давыда Никитовича, Нина Давыдовна, внуки: Игорь Евгеньевич Трещёв и Герой России, космонавт Трещёв Сергей Евгеньевич.

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской» им. А.Калинина. Фото автора

Мираж

6 Марта 2016, 00:42
Далеко за полдень саперный взвод лейтенанта Кулыбина зашел в разбитую войной деревню. Всего несколько бревенчатых домов осталось на вид не тронутых фашистами. Большая часть была разрушена авиацией, о чем свидетельствовали огромные воронки на месте прежних построек, где сейчас густо рос бурьян, а воронку окружали обгоревшие стволы фруктовых деревьев. Часть домов была сожжена оккупантами при отступлении, в отместку за свое поражение на фронтах войны и отказ граждан эвакуироваться с ними на Запад.

Жители из этих разорённых домов ютились в погребах и землянках своих соседей. Ещё когда Кулыбин расселял своих саперов, и проходил мимо одного из уцелевших домов, стоявшего чуть в стороне от дороги в тени деревьев пышного сада, то ему показалась, что в саду стоит красивая девушка в нежно-голубом платье и улыбается ему. А сад буйствовал своей зеленью и яркостью поспевших яблок, которые почему-то никто из местных жителей не обрывал. Но он был занят расселением личного состава, обеспечением всех продовольствием.

Полевая кухня, как и весь стрелковый полк, отставали, и Николай Кулыбин не придал особого значения этой сказочной картине, никак не вписывающейся в реальный вид всей разоренной и разрушенной деревни. В расселении красноармейцев ему помогала местная повитуха бабка Агафья. Её в деревне уважали и ценили за врачебный дар, вот и шли на уговоры двадцатилетнего лейтенанта поделиться чем-нибудь из съестных запасов для воинов-освободителей.

Уже ближе к закату, изрядно измотанный за день, пыльный и мокрый от пота, Николай присел на порог у Агафьи. Выпив кружку холодной ключевой воды, и тяжело вздохнув, произнес: «Да, всех расселил и накормил, а сам остался голодным и без ночлега».

«Да что же ты так серчаешь, сынок? Оставайся у меня! Вон банька стоит пустая, там у меня травки полевые хранятся, чайком напою, быстро усталость снимут».

«Нет», — подумал Кулыбин: «Больно странная у тебя, бабуля, банька, мало ли какие ты там таинства проводишь, нахватаю какой-нибудь гадости на свою шею. И так война оставила сиротой, да ещё и ум потеряю, кому потом бредовый нужен буду?» А сам скромно ответил: «Да нет, Тимофеевна, я к своим пойду, может, кто по-фронтовому подвинется на шинели». Встал, и, шатаясь от усталости, пошел к перекошенной калитке двора бабки Агафьи.

«Постой, сынок, а как же чай? Вот, возьми на ужин», — и протянула какой-то небольшой сверток и пучок сухой травы вперемешку с несколькими засохшими полевыми цветками.

«Спасибо за все, Тимофеевна. А калитку завтра исправим. Есть у меня хороший плотник Трофимыч. С перового дня войны мосты строит». И с этими словами ушел в другую сторону деревушки. Как он дошел до дома, где видел красавицу в голубом платье, он не вспомнил за все годы войны. Но все остальное, что произошло с ним в этой деревне, помнил всю жизнь.

Солнце было еще на закате, когда ноги лейтенанта сами принесли его прямо к дому, стоявшему посредине сада. Кругом было чисто и убрано, казалось, что его здесь ждали.

«Дом, не тронутый войной» — подумал Николай. Недалеко от дома, на свежескошенной траве лежали наколотые дрова и несколько сухих вишневых веток. У оврага, в конце двора, стояла бревенчатая банька.

«Ну вот, наконец-то я искупаюсь и отдохну по-человечески» — подумал молодой лейтенант. Сняв свой скромный скарб, состоящий из выцветшей плащ-палатки, полупустого вещмешка, портупеи с кобурой и полевой сумкой, рядом поставил трофейный автомат, и, сняв сапоги, по скошенной траве пошел к бане.

Не доходя до бани несколько шагов, почувствовал, что кто-то за ним следит. Война его многому научила. Но, обернувшись, он никого не увидел, лишь легкое дуновение ветерка пронеслось от дома к оврагу, слегка касаясь ветвей деревьев и кустарников у балки, нежно пригладив поседевшие волосы лейтенанта.

«Чертовщина», — подумал Кулыбин, — «Видимо я слишком долго общался с Агафьей, весь день слушал её байки, вот и совсем голову затуманило. Понятно на войне, а тут мирная деревня в десятке километров от фронта, кто тут за мной может следить? Чушь!» И Николай опять продолжил путь к бане.

Баня была чистая, как будто её только сегодня вымыли, и в бочке, стоявшей внутри, была налита свежая вода, в которой отражалось небритое лицо Николая.

«Вот чудеса!» — подумал Николай, выходя из бани. Опять легкое дуновение ласкового ветерка прошлось по его волосам, но уже из оврага, в сторону дома. «Что за бред?», — подумал лейтенант, а вслух произнес: «Нет, надо купаться, да ложиться спать, еще неизвестно что причудится, а тут может и комполка заявиться с приказом», на что ему ответил легкий девичий смех из глубины сада, и мелькнула девушка в нежном голубом платье.

«Хозяйка! Вы уж извините, что я так, без спроса прошел в Ваш двор?» На что ему ответила тишина, лишь легкий теплый ветер опять скользнул теперь по его лицу, приглаживая взъерошенные волосы. «Странно все это!» — промолвил Николай. И подумал: «Ладно, на войне бывало и не такое. А может девчонка просто забавляется с ним? Ерунда. Главное, помыться, пока не стемнело».

Достав из вещмешка фронтовую коптилку, сделанную из зенитной гильзы, набрав немного сухих веток и дров, Кулыбин зашел в баню. Затопил печь, зажёг коптилку и стал раздеваться. Кто-то тихонько потянул дверцу бани, потом еще раз. Чуть позже раздался удаляющийся девичий смех. «Вот чертовка», — подумал Николай. «Ну ладно, сейчас помоюсь, и посмотрим, как хорошо ты умеешь прятаться!» Пока Николай мылся, кто-то несколько раз пытался открыть дверь бани, но поняв, что крючок надежно закрыт, бросил эту затею.

Когда Николай одевался, на дворе начали сгущаться сумерки, но через щели в дверце бани было видно, что возле дома кружится в вальсе девушка в нежно-голубом платье. Голубое платье только подчеркивало стройность её фигуры, а русые волосы при каждом её движении головой разлетались веером. Когда Николай вышел из бани, то девушки он не застал.

Пройдя к своим вещам, он не заметил никаких изменений, лишь маленький букет полевых цветов лежал сверху на его планшете, и большое ярко-красное яблоко лежало на плащ-палатке. «Яблоко могло скатиться на плащ, а вот цветы?» — задумался Кулыбин. И невольно в его памяти всплыли воспоминания, прощания на перроне вокзала с мамой и сестренкой Верой.

Отец был уже год как на фронте. И только когда он запрыгнул на подножку вагона, то увидел в дверях здания вокзала Настю, с заплаканным лицом, в которую был влюблен с пятого класса... Как все было давно и недавно.

Всего год прошел с того расставания. И сегодня нет в живых его школьных друзей, с кем учился в военном училище, практически все полегли в боях под Смоленском, а кто позже под Сталинградом. Нет отца, погиб еще в 42-м, на донской переправе. Нет, мамы и сестры, погибли от бомбежки. Нет и Насти, которую так и не поцеловал ни разу, погибла в партизанском отряде, о чем сообщил полгода назад комбат. Вот так все ушли, оставив о себе лишь воспоминания из далекого счастливого детства и беззаботной юности.

Пока Кулыбин в раздумьях стоял на пороге дома, совсем стемнело. Тихо скрипнула входная дверь в дом, и как бы приглашая его, в доме раздался веселый девичий смех. Собрав свои вещи, Николай с зажженной коптилкой переступил порог сказочного дома. Там был идеальный порядок. На полках рядами стояли десятки книг, в зале сохранилось пианино. В углу, у печи, лежали порванные школьные тетради и несколько старых книг.

В доме было несколько комнат. В одной из комнат, очевидно девичьей спальне, стоял шкаф с платьями, на стенах висели фотографии прежних домочадцев. Среди них несколько фотографий красивой девушки с большими бантами, вплетенными в косы. Тут же стояла заправленная кровать с вышитой накидкой на подушке. Больше в доме ни кроватей, ни сундуков, ни диванов не было. В зале стояли стол и два стула. Очевидно, остальное пошло на дрова в зимнее время, или растянули местные жители или оккупанты.

Но почему не тронули книги, пианино, спальню? Дом был практически весь застеклен, кроме нескольких окон, забитых кусками старой жести. Кулыбин достал оставшиеся сухари, развернул Агафьин сверток, в котором оказался небольшой кусочек ржавого сала и пучок травы, что бабулька дала ему в качестве заварки, и отправился в поисках чайника или посуды, которая смогла бы заменить на сегодняшний вечер чайник.

Пройдя с горелкой по дому, он нашел старый помятый котелок, свой отдал во второй взвод, а забегавшись, забыл его забрать. Воды в доме не оказалось, пришлось выйти во двор к бочке с водой, которая стояла у порога дома. Выйдя на порог, Николай услышал за спиной тихое дыхание человека, потом легкий ветерок пролетел в зал дома, откуда послышалась легкая музыка.

Николай уже ничему не удивлялся, и, набрав воды, зашел в дом, с помощью старых тетрадей разжег печь. Достав немецкий клинок, принялся резать сало. Из спальни послышался девичий смех. «Ну, все, чертовка, теперь я тебя нашел», — произнес вслух Николай и направился в темную спальню.

«Странно...» — произнес Николай, когда в бликах горелки он не обнаружил в спальне девушки. Вернувшись в зал, лейтенант сыпнул жменю бабкиного сбора в закипевшую воду в котелке, потом, вспомнив слова Агафьи, что, мол, уйдет вся усталость, бросил оставшийся пучок травы в котелок. Во время ужина никто Кулыбина не тревожил, лишь иногда легкий ветерок поглаживал встопорщившийся после бани поседевший чуб.

После «сытного» ужина Николай, походив по комнатам дома, не нашел себе места для отдыха и решил, что не грех будет выспаться на кровати. Когда еще солдату предстоит спать на таком «королевском ложе». Усталость или чудо-чай Николая свалили замертво, лишь только он присел на кровать. Проснулся он от нежного прикосновения женской руки, которая гладила ему волосы.

У изголовья стояла девушка в нежно-голубом платье, девушка была такой красоты, что Кулыбин не смог произнести ни слова. Она нежно гладила Николаю голову, потом провела рукой по его измятой гимнастерке, остановив руку на ордене Красной Звезды. Наклонилась, и, обняв двумя руками его лицо, нежно поцеловала. Дальнейшее Николай помнил смутно. Горелка давно погасла, но всю ночь спальня была освещена бледно-голубым светом, а в зале кто-то играл на пианино. Наутро — девичий смех и ни одного слова за всю ночь.

Утром Кулыбина разбудила бабка Агафья своим стуком в окошко. Проснувшись, Николай, сел на кровати, голова была ясная, он осмотрелся вокруг в поисках красавицы. Её нигде не было, а его одежда лежала сложенной на стуле возле кровати, но он отчетливо помнил, что уснул, не успев раздеться. На столе стоял горячий, не допитый с вечера чудо-чай, хотя печь давно перегорела, а рядом лежал вышитый платок, с узором, похожим на вышитый узор на накидке подушки девичьей спальни.

Николай встал, в ногах не чувствовалось усталости, даже какая-то бодрость. «Значит, бабка не обманула. Но куда девалась девушка?» — подумал лейтенант. Открыл двери Агафье. И она с порога заголосила: «Ой, милый, сынок, куда же ты забрел? Я уже час как стучу, думаю, может что случилось? Я же говорила, чтобы ты остался у меня. Зачем ты пошел в этот проклятый дом?»

«Почему проклятый?» — спросил Николай. «Да потому и проклятый, что перед оккупацией здесь жили порядочные люди, мать учительствовала в местной, теперь сожженной школе. Отец был инвалид, но продолжал работать в бригаде, был депутатом райсовета, все бедноте помогал, чем мог. А дочка-красавица, училась музыке в Москве, вышивала такие красивые узоры, одно загляденье, да вот перед оккупацией приехала к своим родителям. Когда пришли фашисты, местный, обиженный советской властью Трофим, сдал всю семью.

Отца повесили, мать сожгли в школе, с несколькими коммунистами и окруженцами. Здесь, у деревни, несколько дней держали оборону совсем еще молодые ребята с политруком. Так вот, когда их взяли в плен, к ним на допрос приехал немецкий полковник. У кого-то из пленных была граната, он и кинулся к немецкому офицеру и подорвался с ним, уложив еще несколько фрицев.

А местное население подкармливало пленных. Вот в отместку разозленная немчура, повесив нескольких жителей, запалила школу. А над нашей красавицей учинили расправу, как над комсомолкой и дочкой депутата. Несколько дней немцы издевались над девочкой. Она, бедная, кричала на всю деревню, просила пощады, а при этом еще какой-то гад играл на пианино. Не выдержав позора, она повесилась.

Немцы долгое время не давали снять тело из петли в назидание местным. Куда делось тело, никто не знает. Просто в очередное утро в петле оказался охранник, один из местных полицаев, а тело девочки исчезло. Немцы сразу покинули этот дом и даже при отступлении обходили его стороной. А наши, деревенские, вообще стараются ходить по соседним улицам, даже мальчишки боятся рвать здесь яблоки.

Говорят, что здесь по ночам звучит музыка, и она в голубеньком платье танцует. Мается душа бедняжки. А я вот приглядываю за двором, убираю, травку подкашиваю, топлю зимой, чтобы дом не отсырел, да дед Антип мне помогает, то дров наколет, то водицы принесет. А ты, сынок, не слышал ничего такого?» «Да нет. Ничего не слышал» — ответил Николай. И тут опять пролетел легкий порыв ветра, потом словно кто-то погладил нежно по спине и послышался девичий смех.

Николай вопросительно посмотрел на Агафью. — «Что такое, сынок? Тебе плохо, ты так побледнел, что-то случилась?» «Значит, Агафья не слышит. Значит, все это видится и слышится ему одному. Почему? Неужели девичья душа нашла в нем того, о ком мечтала бедная девушка при жизни? И теперь, увидев своего возлюбленного, она насладилась своей мечтой? Очень все это странно и похоже на бред», — подумал Николай.

Кулыбин поднялся и со своими размышлениями пошел неуверенным шагом с проклятого двора. Его что-то не пускало и тянуло обратно, весь день он ходил сам не свой. Все прошедшая ночь стояла перед глазами, легкие дуновения ветерка сопровождали его повсюду. Когда он оставался один, то ощущал теплое дыхание за спиной, казалось, что под гимнастеркой его тело гладят нежные девичьи руки, слышался девичий смех, потом все стихало на некоторое время. Он не мог дождаться вечера, чтобы опять заночевать в сказочном доме.

А к вечеру приехал начальник штаба полка с новым распоряжением. На закате дня саперный взвод Кулыбина покидал деревню. Внезапные крики жителей привлекли внимание военных. В районе оврага поднимался столб дыма, и раздавался бабий вой. Николай приказал одному отделению следовать за ним и ринулся с болью в сердце в сторону оврага.

«Так и есть», — подумал Николай, горел сказочной дом, а он так и не выбрал времени, чтобы проститься. Красноармейцы вместе с местными жителями принялись тушить пожар, но куда там, дом был деревянный, стояли жаркие дни июля 43—го. В жарком огне пожара заиграло пианино, а потом музыка резко оборвалась пронзительным звоном, словно лопнула большая струна, послышался девичий стон, у многих по спине пробежал озноб. Всё остановилось, люди замерли в оцепенении. Кто-то из красноармейцев крикнул: «Спасаете девушку!» и ринулся было с ведром воды в пекло. Но путь ему преградила бабка Агафья, и сухим голосом ответила: «Нет там никакой девушки, она давно умерла».

Что творилось в голове у Кулыбина? Сначала он сам хотел кинуться в огонь и сгореть там, но его остановил проблеск разума, что он не спасет несуществующей красавицы. Потом он подумал, что все же она жива и прячется в подвале дома, ведь она приходила к нему ночью? Но ему ответил нежный девичий голос: «Спасибо тебе».

Догорало пепелище сказочного, и вместе с тем проклятого дома, взвод саперов уходил на Запад. Кулыбин остановился на пригорке, пропуская вперед последнего прихрамывающего раненого сапера, и оглянулся назад, где в мареве уходящего солнечного июльского дня была видна обычная, ничем не отличающаяся от многих других освобожденная деревня.

«Мираж», — произнес молодой, с седыми висками лейтенант, и зашагал следом, а девушка в нежно-голубом платье стояла на околице и махала ему вслед вышитым платком, горькие слезы текли по её щекам, падая, в жарком июльском воздухе они превращались в легкий туман, стелящийся по дороге уходящего взвода...

В.Градобоев

Минувших дней святая память

19 Января 2016, 22:57
Вся патриотическая работа библиотеки ориентирована на воспитание патриотизма, любви к Родине, к земле, к родному краю. В воспитании военно-патриотических чувств очень важна роль мероприятий, посвященных славным страницам истории нашего народа. Одним из таких мероприятий стал урок мужества «Минувших дней святая память», ко дню освобождения Константиновска от немецко-фашистских захватчиков.

Библиотекарь Ч/З Сажнева Н. Н познакомила студентов 1-го курса КСХТ с событиями во время оккупации и освобождения нашего района.

В ходе мероприятия было совершено виртуальное путешествие по воинским захоронениям на территории района — «На гранитном застыв пьедестале».

Были продемонстрированы интересные факты о перезахоронении останков воинов, найденных на территории Константиновского района, сводным поисковым отрядом «Донской» им. А. В. Калинина (руководитель В. А. Градобоев). Звучали стихи и песни на военно-патриотическую тему.

Большую заинтересованность вызывала книжная выставка «И память о войне нам книга оставляет», которую подготовила зав. отделом обслуживания Маркова С. Н.

В книгах В. Градобоева «На донском рубеже» и «Я погиб на донском рубеже» значительное место занимают воспоминания очевидцев, принимавших непосредственное участие в боевых действиях, и тех, кто трудился для Победы. Эти книги представляют огромный интерес, поскольку, позволяют окунуться в атмосферу тех лет, прочувствовать и понять, какой ценой народу далась эта победа.

По окончанию мероприятия ребята почтили память погибших воинов минутой молчания.

Библиотекарь Ч/З Сажнева Н. Н.

Одно из героических сражений на Дону

19 Января 2016, 22:30
Каждый раз, оценивая обстановку и расположение противоборствующих сил немецкой и советской армий на территории сегодняшнего Константиновского района, я удивляюсь забвению страниц военной истории в Российской печати, и тем более, в областных источниках СМИ, сведений об этих боях в январе-феврале 1943 года. Думаю, не ошибусь, если скажу, что мало южных, северных и восточных районов Ростовской области, где освободительные бои проходили в течение месяца.

По военным донесениям, первые воины-освободители Константиновского района погибли 1 января за освобождение восточных хуторов района, последний бой был 10 февраля.

Советское командование отдало приказ освободить п. Константиновский 2-3 января, в крайнем случае, не позднее 4-го. Но и немецкое командование отдаёт распоряжение удержать ряд опорных пунктов, в том числе и п. Константиновский, с целью вывода группы войск с Кавказа. Известны танковые прорывы гвардейцев Ротмистрова к поселку Константиновскому и ст. Семикаракорской для взятия переправ через Дон.

Но если гвардейцам, танкистам и мотострелкам (3-го Гвардейского танкового корпуса и 2-й мотострелковой бригады), удалось прорваться к переправам 4-5 января и освободить ст. Семикаракорскую, (в дальнейшем отважные танкисты совершили в истории освобождения на Дону третий рейд к Батайску), то у Константиновской они не смогли выполнить поставленную задачу. Это им не позволили одинаковые причины всех рейдов: отсутствие должного количества горючего, боеприпасов и отставание основных сил армии. Кроме этого, северный берег у п. Константиновского был намного выше противоположного южного.

В первые дни января на восточной стороне, назовём: «Константиновского фронта», немец бросил более 150 танков, при полном отсутствии танков с советской стороны. Это позволило немцам окружить несколько передовых пехотных и артиллерийских полков трёх стрелковых дивизий (258-й, 315-й, 4-й Гвардейской), которые в первой декаде января понесли тысячные потери в живой силе и десятки орудий. Некоторые полки попадали по два, три раза в окружение, из которых организованно вышли десятки бойцов, остальные шли группами и поодиночке до 14 января. Точное количество пропавших и погибших до сих пор подсчитывается поисковиками и краеведами.

Вдоль правого берега Дона, за станицей Богоявленской, враг остановил и сковал наступление частей трех советских стрелковых дивизий (387-й, 24-й и 33-й гвардейских), здесь тоже не было советских танков, и кровопролитные бои стрелков и артиллеристов с пехотой и танками противника продолжались до 17 января. Потери исчисляются тысячами.

Под Рождество, ночью, в хутор Ермилов под командованием лейтенанта Лебедева вошли гвардейцы-разведчики 33-й стрелковой дивизии и устроили напившимся и уснувшим немцам Варфоломеевскую ночь. Остановив деда, носившего воду для немецкой кухни, они узнали, что все немцы, заехавшие накануне вечером, спят, и остался только один часовой, и тот, пьяный, играет на губной гармошке и ничего не слышит.

За ночь гвардейцами было вырезано ножами и порублено топорами около 100 немецких солдат и офицеров. Часть сожжено в домах или убито в бою. Автоматчик 1-й роты, гв.кр-ц Бутов в ночном бою за х. Ермилов 8.01.43г. убил топором 2-х фашистов, засевших на чердаке. Заметив притаившегося снайпера, подкрался, ранил и, обезоружив его, привел к командиру роты. Автоматчик, гв.кр-ц Стариков в бою за х. Ермилов 8.01.43 г. уничтожил 2-х гитлеровцев, одного из них приколол ножом. Командир отделения 2-й роты, Гв. ст.сер-т Барбашев в ночном бою за х. Ермилов ворвался в дом, в котором находились немцы, двоих из них убил из автомата, двоих заколол ножом, одного взял в плен. Гв.сер-т Искак в бою за х. Ермилов, в ночь на 8 января ворвался в подвал, где скрывались фашисты, заколол ножом двоих немцев, двоих зарубил топором. Затем, продвигаясь вперед, гранатами уничтожил ещё 16 фашистов и взял в плен одного офицера.

У последнего рубежа, на реке Северский Донец, пехотные подразделения подошли без артиллерии, а прибывшая артиллерия не имела достаточного количества снарядов. На помощь стрелковым подразделениям 5-й Ударной Армии из состава 2-й Гвардейской Армии отправлены два танковых полка (128-й ОТП, и 137-й ОТП). Из-за нехватки горючего танки простояли до 14 января на территории бывшей коммуны им. Калинина. И только в середине января у хутора Лисичкина был первый танковый бой советских танкистов 128-го отдельного танкового полка с десантом 33-й Гвардейской дивизии, сразившихся с десятками немецких бронемашин и пехотой противника. Где было потеряно пять средних и легких машин, имена погибших танкистов сегодня на обелиске хутора Лисичкина.

По воспоминаниям местных жителей, несколько советских машин спрятанных в стогах сена, попали под огонь гвардейских установок «Катюша», две из них были сожжены, в том числе одна с экипажем. Останки танкистов захоронили местные жители в братской могиле. Часть танков все же дошли до Северского Донца и вели бои за освобождения хутора Нижнежуравского. По воспоминаниям сторожил хутора Кресты, несколько танков Т-70 приняли участие в освобождении Раздорского района. Башня одного из этих танков, оставленного на берегу Донца по причине поломки машины или нехватки горючего, была поднята со дна реки в 2014 году на территории Апаринского шлюза.

23-24 января гвардии помощник начальника штаба 128-го танкового полка старший лейтенант Макаров П.В., с автоматчиком пробрался в хутора Михайловский и Кресты. Уничтожил трех солдат противника и трех пленил, захватил два станковых пулемёта и три автомата и пленного офицера. В штаб полка доставлены ценные документы, облегчившие форсирование р.Северского Донца частями дивизии. (Из наградного листа).

На всем пути, от ст. Богоявленской до р. Северского Донца, в полевые госпитали поступают не только раненые, но и простуженные, и обмороженные бойцы. Полевые кухни отставали на двое — трое суток, начиная от ст. Цимлянская, а возможно и раньше. Не все имели зимнюю одежду и обувь, много бойцов было в шинелях, в ботинках и в сапогах. Погода с 20 градусными морозами и выше, с пронизывающими ветрами и метелями, переходила до плюсовой, с мокрым снегом и туманами.

Из воспоминаний ветерана войны Травкина Д.: «Мороз стоял до 30 градусов, валил снег, и свободный степной ветер создавал снежную круговерть. Командиры беспрерывно сверяли свои топографические карты с местностью, а она со всех сторон одинаковая...»

В освободительных боях принимали участие бойцы и командиры, летчики, оставшиеся на оккупированной территории. В составе партизанского отряда ст. Николаевской был летчик Афанасенко, сбежавший из плена. В Богоявленской, оставшийся после ранения красноармеец Землянов провел наступающие подразделения в обход немецких оборонительных рубежей. В этой же станице, среди убитых, поисковиками были обнаружены останки двух воинов, погибших в январе 1943 года, а по донесениям, пропавших под Ростовом в июле 1942 года. Старший лейтенант Рослов, сбитый в воздушном бою над хутором Хрящевский в июле 1942 года, погиб в бою за освобождение х. Михайловского, как командир стрелкового подразделения. Три летчика сбитого советского бомбардировщика прятались в поселке Константиновском, собирали данные о численности немецких войск через местных подростков и передавали их за линию фронта.

Сравнивая потери советских дивизий 5-й Ударной и 2-й Гвардейской Армий, освободивших Константиновский и соседние районы, можно сделать выводы о боях на «Константиновском фронте». О героическом сражении на данном рубеже говорят цифры, исчисляющие потери, из которых пока найдены 5 000 имен убитыми и немногим меньше пропавшими без вести, не считая умерших в госпиталях других районов и областей.

Такая цена за освобождение одного района.

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской» имени А.Калинина

Найдены останки семи воинов-освободителей Донской земли

13 Августа 2015, 23:54
На днях поисковый отряд «Донской» имени Анатолия Калинина продолжает работу по поиску останков воинов-освободителей нашей, Донской земли.

На данный момент на новом месте поисков найдено и поднято останки семи без вести пропавших воинов. Удастся ли поисковикам найти их имена и отправить весточки родственникам, покажет время.

Сегодня, 13 августа, найдены несколько предметов быта погибших воинов, в том числе почтовая открытка с номером полевой почты.

Прошло более 70 лет, а сотни наших защитников продолжают лежать в Донских степях, наскоро захороненными в воронках и окопах...

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской» имени А.Калинина. Фото автора

«Я погиб на Донском рубеже»

3 Июля 2015, 01:19
В свет вышла новая книга Вячеслава Градобоева «Я погиб на Донском рубеже». Эта книга стала продолжением и во многом дополнением ранее вышедшей (в прошлом году) книги «На Донском рубеже».

Мы уже не раз писали о работе Сводного поискового отряда «Донской» под руководством В.Градобоева по увековечиванию памяти участников Великой Отечественной войны. О новых памятниках, установленных на территории Константиновского района за последние пять лет: это мемориальные доски Линникову Д.С., Свиридову А.А., памятники на братских могилах погибших воинов Красной Армии на старом кладбище, проведенные перезахоронения солдат в районе: в х. Михайловский, Н-Калинов, ст. Богоявленовской и установка памятных досок на существующих памятниках с новыми именами.

За несколько лет существования (с 2011 года) поискового отряда было найдено и перезахоронено около 450-ти останков советских воинов, установлено несколько памятных знаков и мемориальных табличек. Найдена информация о нескольких тысячах судеб как константиновцев, так и тех, кто защищал наш край. Были изданы несколько книг.

Новые памятные плиты

6 Июня 2015, 21:13
4 июня 2015 года, поисковиками при помощи горожан были установлены новые памятные плиты на городском мемориале у Вечного огня с именами 44 воинов РККА.

Туда вошли и имена 39 воинов 3-й Гвардейской танковой бригады павших в Фоминой балке при попытке освобождения поселка Константиновского в первые дни января 1943 года, найденные поисковиками ПО «Донской» им. Анатолия Калинина 8 мая этого года.

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской»

Новые имена павших на Донском рубеже

23 Мая 2015, 22:35
В мае 2015 года найдены имена павших, ранее не вошедших в Книгу Памяти района и не увековеченных на памятных плитах этих захоронений.

Погибшие в районе Фоминой балки бойцы и командиры 2-й гвардейской стрелковой бригады, 3-го Гвардейского танкового корпуса:

1. Гв. л-т Григорьев Иван Григорьевич 1912 г.р.

2. Гв. ст. л-т Лепёшкин Пётр Васильевич 1919г.р.

3. Гв. ст. л-т Яблочкин Григорий Алексеевич 1920 г.р.

4. Гв. л-т Румянцев Александр Федорович 1923 г.р.

5.Гв.л-т Рыжкин Григорий Матвеевич 1915 г.р.

6. Гв. мл. л-т Тульский Василий Иванович 1923 г.р.

7. Гв. мл. л-т Новокрещенов Борис Иванович 1921 г.р.

8. Гв. л-т Жизнейчук Иван Иосифович 1922 г.р.

9. Гв. ст. л-т Тресков Григорий Иосифович 1922 г.р.

10. Гв. л-т Тривайло Степан Павлович 1915 г.р.

11. Гв. мл. л-т Никифоров Иван Осипович 1911 г.р.

12. Гв. сер-т Ус Леонид Тихонович 921 г.р.

13. Гв. ст. сер-т Лавров Михаил Лаврентьевич 1922 г.р.

14. Гв. ст. сер-т Парасюк Никифор Федорович 1909 г.р.

15. Гв. кр-ц Саликов Фалит. 1917 г.р.

16. Гв. кр-ц Саликов Махмуд Сафим. 1910 г.р.

17. Гв. кр-ц Матушкин Александр Семёнович 1922 г.р.

18. Гв. кр-ц Лебедев Сергей Васильевич 1911 г.р.

19. Гв. кр-ц Солодухин Алексей Васильевич 1920 гр.

20. Гв. кр-ц Червяков Михаил Гаврилович 1918 г.

21. Гв. сер-т Тихомиров Николай Иванович 1915 г.р.

22. Гв. кр-ц Болосланов Ахмед 1920 г.р.

23. Гв. кр-ц Макартычан Аромон (Аромана) Бадан (Будаков.) 1922 г.р.

24. Гв. кр-ц Разин Николай Николаевич 1919 г..

25. Гв. кр-ц Сбитнев Николай Емельянович 1922 г.р.

26. Гв. кр-ц Усачев Георгий Иванович 1923 г.р.

27. Гв. кр-ц Чуб Алексей Павлович 1922 г.р.

28. Гв. кр-ц Антонов Николай Романович 1908 г.р.

29. Гв. ст. сер-т Мацко Иван Романович 1905 г.р.

30. Гв. кр-ц Скоков Иван Серафимович 1922 г.р.

31. Гв. кр-ц Гутовский Аркадий Александрович 1906 г.р

32. Гв. кр-ц Лунёв Иван Иванович 1916 г.р.

33. Гв. сер-т Танинов Иасеркиф 1917 г.р.

34. Гв. сер-т Федоров Арсений Михайлович 1922 г.

После повторной проверки, документы будут переданы в РВК для увековечивания имен павших.

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской»

Фронтовой роман

1 Мая 2015, 22:07
После освобождения Константиновского района от фашистских захватчиков, когда канонада боев еще слышалась недалеко на западе, в рабочем поселке разместились тыловые части и госпиталя Красной Армии. Понтонеры 126-го отдельного моторизованного понтонного батальона навели военную переправу через Дон, для переброски тяжелой военной техники и живой силы на западное направление, и остались на несколько дней в бывшей донской станице для обслуживания этой переправы 1943 года.

Понтонеры саперного батальона разместились в домах местных казаков. Ребятня постоянно кружились около военных и их техники. Старики, издалека рассматривали новое военное сооружение и радовались, что скоро, весной, им будет легче переправиться на левую сторону Дона для обработки своих огородов, поскольку в поселке не осталось ни одной частной лодки.

Лишь несколько трофейных лодок сразу прибрал к себе в хозяйство местный рыбацкий колхоз, дорожный участок и другие государственные учреждения и предприятия. Из числа понтонеров было немало пожилых солдат, которые быстро нашли общий язык с местными старожилами. А молодые воины понтонеры быстро познакомились и сошлись с местной молодежью.

Практически все молодые ребята от семнадцатилетнего возраста и старше, кого не угнали оккупанты в Германию, были призваны в Красную Армию. Даже несколько восемнадцатилетних девчонок ушли добровольцами на фронт. Остальная молодежь, в основном девчата, собиралась по вечерам по несколько человек в каком-нибудь из дворов, пели песни и танцевали под гармонь. На такие вечеринки приглашали и молодых саперов.

На одном из таких вечеров и приглянулась девятнадцатилетняя казачка Галина молодому заместителю саперного батальона Степану. Он заметил её ещё раньше, когда она приходила к Дону за водой. Стройная, красивая, она сразу запала ему в душу. «Хорошая девушка» — подумал Степан. Он так и будет её называть в последующих своих фронтовых письмах, которыми «засыплет» её за последующие годы войны. Но, в первый день знакомства, почти тридцатилетний отважный капитан, заслуживший за первые годы два ордена, станет робким и несмелым.

Когда в сентябре 41-го немец рвался на родную Украину, он, молодой командир саперного подразделения, минировал и подрывал с болью в сердце мосты на родной земле, для задержания противника. На реке Кобеляки Степан ночью, пропустив отступающие подразделения, подорвал мост. В бою за город Полтаву, под ураганным огнём противника перешёл в атаку и уничтожил пулеметную точку противника.

В одной из операций по подрыву моста у села Печенеги отсырел огнепровод, ведущий к заряду, установленному его взводом. Пожалев своих бойцов, презирая смерть, Степан переправился на сторону врага, починил провод и подорвал мост. За эти героические поступки, в декабре 1941 года, был награжден орденом Красной Звезды. Когда фашист подобрался к Волге, Степан в должности коменданта левого берега, под постоянными налетами вражеской авиации, штормовой погоды и ледохода, сумел организовать бесперебойную переправу советских войск.

Об этих героических подвигах саперов есть упоминание в книге секретаря Сталинградского обкома партии Чуянова А.С. «Сталинградский дневник»: «К Волге подходили резервы. Всех начальников тылов фронта, армии, корпусов волнует Волга, переправочные средства, мосты, дороги... Строителям приходилось одновременно вести упорные бои с противником...» Из наградного листа Бугай Степана: «Находясь без сна и отдыха по 3-4 суток, с риском для собственной жизни, Бугай С. сумел организовать работу по восстановлению пяти и постройки девяти причалов, руководил и содержал в исправном состоянии плавсредства, которые переправляли средние и тяжелые грузы. Сам лично заготавливал стройматериалы для ремонта причалов».

В декабре 1942 года Степан был награжден орденом Отечественной войны II степени. Но здесь, при встрече с Галиной, Степан оставался робким и несмелым. Несколько дней он будет провожать её до дома, так и не смея выразить своих чувств, о чем будет жалеть все последующие военные годы. За несколько месяцев пребывания на Константиновской земле саперного батальона, Степан и Галина так и не объяснятся в своих чувствах, не скажут друг другу все свои мечты и желания.

Пока воинская часть Степана будет наводить переправы через Дон от поселка Константиновского до Аксая, Степан и Галина ещё несколько раз встретятся. Но они так и не признаются в своих чувствах друг к другу. И только через несколько месяцев у них вспыхнет фронтовой роман с сердечными признаниями в письмах и долгой перепиской, страницы которой я сегодня публикую:

13.02.1943 г. Здравствуй любимая!!! Я пишу тебе так же часто, как и обещал, по шесть-семь раз. Милая Галочка! Как я по тебе соскучился, как хочется тебя увидеть. Как бы я был рад возможности побывать у тебя снова и увидеть тебя. Время идет, оно все больше и дальше отделяет нас от нашей встречи. В моей памяти наши встречи остались, как будто это было только вчера. Пройдет ещё время, пройдут дни, недели, месяцы и мы снова встретимся. Тебе я верю, любимая моя. До свидания. Крепко и много-много целую тебя, любимая моя, моя дорогая. Твой Степан«.

02.07.1943 г. «Добрый день, Гала! Любимая Галочка! Только вчера виделись. С той встречи не прошло ещё и суток, а мне кажется, что прошло много-много времени. Только тяжко, когда ты осталось где-то далеко, и нас разделяют десятки километров пути. Станет ясно, насколько близко мы сошлись друг к другу. Как сильно я привык к тебе. Я не знаю твоих чувств и не могу говорить о них, но я знаю, что если твои чувства так же сильны и чисты ко мне, как мои к тебе, и время их не загладит, не нарушит их, а отшлифует их и сделает более дорогими и родными мне. Где бы я ни был, куда бы меня не забросила война, я везде буду помнить о тебе, дорогая, любимая, нежная девушка моя! Надеюсь, что скоро увидимся. Адреса службы пока не скажу. Как только узнаю, немедленно сообщу. Бесконечно раз целую тебя моя люба хорошая девушка. До свидания. Привет маме. Целую, твой Степан».

04.07. 1943 г. "Добрый день моя люба, Гала!!! «Пишу, потому, что хочу разговаривать с тобой, хочу видеть твой образ в своем воображении. Когда уезжал и прощался с тобой, уже знал, что буду скучать, но не думал, что так сильно и так болезненно. Как бы хотелось видеть тебя, моя хорошая девушка. Когда устроюсь, ты обязательно должна приехать ко мне. Нам еще нужно о многом поговорить. Работа сносная, сегодня нам наконец-то дали номер полевой почты:16005 «Б. Я уже начинаю ожидать твои письма. Крепко и много раз целую. Привет маме. До свидания, твой Степан».

07.07.1943 г. «Здравствуй дорогая Галочка!!! Привет маме и самый сердечный и нежный привет тебе, моя люба, хорошая девушка. Это пятое письмо, но ты, наверное, ещё не получила ни одного, так как прошло всего пять дней, как я уехал от тебя. Люба Галочка! Сегодня здесь кино: «Партизаны в степях Украины», думаю сходить ещё раз. Говорят, по вечерам здесь бывают танцы, но на танцы я пойду только с тобой, моя хорошая. Когда ты научишь меня танцевать? Чувствую себя неважно, скучаю, крепко-крепко скучаю за тобой, моя дорогая. Теперь буду ожидать твоих писем. Крепко-крепко целую. До свидания, твой Степан.

08.07.1943 г. «Добрый день, Гала!!! Привет и наилучшие пожелания в твоей молодой жизни, моя дорогая девушка! Не знаю, получаешь ли ты мои скромные коротенькие письма? Но я пишу и пишу, как обещал. Пишу, выполняя не только мои обещания, но и чувствую необходимость, которую не могу выразить в письмах. Ты стала частью моей жизни. Мне хочется, чтобы все радости и горести, если такие будут, делила со мной, моя люба девушка. Готова ли ты и способна на это? Вчера в клубе был концерт. Концерт давал ансамбль красноармейской самодеятельности. Концерт был самый замечательный, который я видел за два года войны. Жаль, что со мной не было тебя рядом, моя девушка. Ну, нечего, еще много лет нам жить, послушаем не один концерт. Крепко и много раз целую! Передавай привет маме. До свидания, твой Степан».

10.07.1943 г. «Здравствуй дорогая Галочка! Широсердечный привет и наилучшие пожелания в твоей молодой жизни моя, любимая хорошая девушка. Вчера целые сутки шел дождь, без грома и ветра. Он мне успокаивал душу и сердце. Весь вечер, далеко за полночь просидел на крыльце дома и думал о прожитой жизни и с трепетом вспоминал о нашей с тобой дружбе и думал о нашем будущем, милая моя, хорошая девушка. До утра не мог уснуть. Уснул с рассветом. Весь день пришлось работать, а сейчас сел написать тебе письмо. Получаешь ли ты мои письма? Крепко, крепко целую тебя, моя хорошая. Привет маме. До свидания, твой Степан».

11.07.1943 г. «Добрый день, дорогая Галочка!!! Широсердечный привет и наилучшие пожелания тебе и маме. Я жив, но немного не здоров. Но это ничего, через несколько дней, думаю, буду здоров. Сегодня у меня выходной, и сел написать тебе письмо. Настроение прескверное. Целый день работаю, потом прихожу и пишу тебе письмо. Не знаю, получаешь ли ты их? Может быть, они тебе надоели? Ты против, что я так часто пишу? Просто, когда сидел и думал, голос души, он такой живой и сильный, что иногда в минуты скуки он душит её. И этот голос говорит: „Верь ей, она хорошая и чистая девушка, она такая, которой ты никогда не видел. И за те короткие недели нашего знакомства она всегда останется такой, который ты её знаешь. Она ждет, и будет ждать тебя“.

И я верю тебе, и хочу, чтобы наша дружба была не случайной, а крепкой, верной. И мне хочется, чтобы ты была такой же, моя люба, хорошая девушка. Я верю твоему голосу, я верю твоему сердцу. Но как это будет, покажет время. У нас были встречи, но впереди главная встреча. И она должна состояться! Пишите же мне, люба, пиши всё, и горе и печали. Я много тебе писал и отправлял четыре письма через ппс (полевая почта связи — авт.), два — заказными, пять — через гражданскую почту. Получила ты их? Рука болит, и писать трудно. Пиши, сможешь ли приехать ко мне? Возможно через месяц или полгода? Может, я приеду к тебе, и все будет благополучно. Крепко, крепко и много целую. До свидания, твой Степан. Мой адрес: пп 16005».

14.07.1943 г. «Добрый день дорогая Галочка! Привет и наилучшие пожелания тебе и маме в Вашей жизни. Я живу по- старому, чувствую себя хорошо. Хочется знать, как живешь ты, как твое здоровье? Жду от тебя каждый день писем, до утра, до вечера. Видимо ты моих писем не получаешь. Ты пиши мне, я их может еще не получил, но получу обязательно, ты верь мне. Поверь мне Галочка, мне так важно увидеться с тобой. Ведь ещё осталось так много недосказанного, что я должен сказать тебе, что должен услышать от тебя. Пиши мне, любимая моя, хорошая девушка. Я жду! Я буду ждать! До свидания, твой Степан».

В последующих своих письмах, Степан пишет: «Дорогая Галочка! Я опять не выдержал, и, не дождавшись твоего письма, пишу тебе. У меня все хорошо, живу в условиях лучше, чем жил в Константиновской, но без тебя. Я обязательно к тебе приеду, но на два-три дня. Может ты приедешь ко мне, и я тебя провожу следующим обозом?»

17.07.43. «Сегодня жду твоего письма, должен привезти наш товарищ. Привезет или нет? Ещё не получал от тебя ни одного письма. Сегодня к нам в первый раз должны привезти письма. Прошел месяц, как я уехал от тебя. Пусть это будет монолог, но он направлен к тебе, моя любимая девушка, и мне кажется, что я вижу тебя, и мне становиться легче на сердце...»

02.08.43 г. И только пятого августа Степан получил ответ от любимой, сразу два письма, написанных 19 и 21 июля. «Я так рад, я их ждал, я столько ждал, моя дорогая. Мне хочется, чтобы они шли каждый день, и в них было написано много, много. И я буду тебе отвечать так же. Я не учился танцевать, и не буду учиться, я хочу, чтобы моим учителем танцев была ты, моя любая, хорошая, дорогая девушка. Ты мне стала ещё дороже и ещё ближе, чем в те дни нашего знакомства, нашей встречи, моя любимая девушка! Если бы только знала, как мне хорошо, когда я знаю, что у меня есть любимая девушка, которая меня любит и ждет. Мне так хорошо и радостно....»

5.08.43г. «...Сегодня я покинул Ростовскую область, впереди подневольна моя родная Украина, которая меня родила, вырастила, с которой связана вся моя юность, и мне будет больно, если я не буду среди освободителей моей родной земли. Может быть, сегодня, может быть завтра или через месяц, будет освобождено мое село, и я узнаю о судьбе своей мамы и сестры? Помни, моя любимая дорогая девушка, где бы я не был, куда бы меня не забросила пучина войны ты всегда будешь со мной, дорогая...»

Сентябрь 1943 года. «...Верь мне, что если случится так, что от меня не будет недельку или две писем, то значит, на это были причины, не зависящие от меня, вызванные обстоятельствами жизни и законами войны...». Но какая бы ситуация не была на войне, письма от Степана шли с промежутками в день, два, три, иногда немногим более трёх дней. Он успевал их писать в машине, в окопе, ночью на переправе при свете коптилки, у дороги, в поле — прямо на земле.

И такие письма все шли и шли от капитана, потом майора Степана Бугай с фронтов Отечественной войны на донскую землю, к Константиновской казачке Галине, по два, по три письма в неделю, а иногда и по три по два письма в одном конверте. Много раз в своих письмах Степан спрашивает, почему так долго нет от Галины ответа. Но в некоторых письмах Степан пишет, что получил сразу три, четыре, а бывало и семь писем сразу от Галины. Она, безусловно, отвечала влюбленному Степану взаимностью. Конечно, была война, и многие из писем терялись, но влюбленные за время переписки научились понимать друг друга с полуслова. И пропущенные строки из утерянных писем только сближали влюбленных и усиливали их чувства. Они уже не могли жить друг без друга, их сердца и души соединились где-то там, на верху, но встретиться они пока не могли.

Степан воевал, и с каждым днем все дальше и дальше уходил на запад, а Галина ухаживала за своей больной мамой, и фронтовой роман продолжался. В одном из писем Степан пишет стихами Галине: «...Я хочу любимая, немного С тобой о чем-то говорить...» «...Сегодня, в лунную ночь, я хочу быть только с тобою...»

15.10.43 г. В этом маленьком октябрьском конверте размером 7×11 см плотно вложены три письма. И таких писем фронтового романа, только дошедших до Галины в 1943 году и сохранившихся, больше сотни! Кто бы мог не позавидовать такому роману, да ещё и в военное время? «Здравствуй дорогая Галочка!!! Сегодня пишу тебе, так же как обещал, как писал вчера, как писал всегда. Иногда мне говорят: „Зачем ты пишешь, так часто и искренно, она вряд ли нуждается в твоих письмах“. Но я не обращаю на них никакого внимания. Я верю тебе, дорогая, и надеюсь, что и ты мне веришь. Верю, потому что... В годы бед, когда весь мир качает канонада И тяжело, и рядом друзей нет — Сильней любить, сильнее верить надо... Я знаю, что твои письма не вымышленные и написаны от души и сердца. Обнимаю крепко и много-много раз, целую тебя, моя любимая».

22.12.43 г. Твой Степан. «Здравствуй, дорогая Галочка!!! В своем письме ты так и не написала, что так беспокоит тебя, моя милая. Милая Галочка! Сколько прошло времени, но нам так и не пришлось встретиться, я приеду к тебе, моя дорогая. Мои чувства к тебе были, есть и останутся самыми лучшими...»

25.04.1944г. Седьмого мая 1944 года Степан написал Галине два письма. «...Милая, как мне хочется увидеть тебя. Сколько прошло времени после нашей последней встречи, а кажется, что это было вчера. А это было так давно. Не будем отчаиваться, моя дорогая, и ждать нашей встречи...» «...Скоро год, как я не видел тебя, если есть фото, то вышли. То фото, что ты высылала, я берегу, как все письма. Их у меня уже много, моих дорогих и желанных твоих писем. Но лучше было бы видеть тебя, моя дорогая, слышать твой родной голос, но что поделаешь, на пути к этому война...» Через год закончится война с фашистской Германией. Но влюбленные об этом не знают, он любят друг друга, и, судя по содержанию нежных строк их писем, их любовь разгорается ещё сильнее.

«Здравствуй моя дорогая Галочка!!! Прими мой самый чистосердечный привет и самые наилучшие пожелания в твоей молодой юной жизни. Я жив и здоров, только письма твои не получал, кажется, прошел целый месяц. Как долго кажутся эти десять дней. Сейчас сентябрьская ночь, кругом горы, Карпаты. Горы спрятались далеко в облаках, кажется, что они их зацепят. Горит коптилка, я сижу и пишу тебе письмо. Вдали слышна канонада орудийных залпов, они долго не смолкают эхом в горах, по ущельям, по межгорьям, как шум горной реки. Иногда взметнет ввысь ракета, и растворится в белизне неба. Потом прошумит скороговоркой пулемет, и опять тишина, и только темные силуэты гор. Пишу тебе моя дорогая, а ты далеко-далеко отсюда, там где-то на берегу Дона. Крепко и много-много раз целую, тебя моя любимая, моя дорогая. До свидания, твой Степан».

19.09.1944г. «Привет из Чехословакии! Здравствуй, дорогая, любимая!!! Целый день был в дороге, протопал больше 100 километров, пишу письмо прямо на земле, ночью. Машины поднимаются на вершины гор, засыпанных снегом, а в долинах — заливные луга. Туман, дальше десяти метров ничего не видно. Везде ещё зелень, бегут шумные горные реки. В горах и на перевалах разбитые села. Здесь шли упорные бои, враг сопротивлялся, много вражеских укреплений. Но чем дальше на юг, тем было поспешнее его бегство. Здесь и села не разрушены. Похоже на Украину, да и жители здесь разговаривают на украинском языке».

09.11.1944 г. «Здравствуй дорогая Галочка!!! ...Сегодня выпил бокал вина за день Сталинской Конституции. На этот раз не нашлось ни кавказского, ни молдавского, ни крымского или донского, пили чехословацкое. Как бы я был рад, если бы ты была рядом со мной. Постоянно льет дождь, грязь непролазная. Ну, нечего. Пиши мне, дорогая. Крепко и много-много целую тебя, моя любимая. Твой Степан».

07.12.1944 г. За 1944 год Степан присылал еще больше писем, чем написал в 43-м. Он шлёт не только письма, но и открытки, исписанные мелким почерком. И в каждой открытке были теплые и нежные слова: «Любимая Галочка, дорогая, милая, целую и крепко обнимаю много-много раз». Всего за два года войны от Степана пришло 276 писем и открыток, и это только те, что сохранились в семейном архиве потомков казачки Галины.

«Здравствуй любимая!!! Старый — 1944 год остался далеко позади, но я хотел, чтобы был не январь 45, а январь 44 года, когда я почти каждый день получал от тебя письма. Уже почти два месяца от тебя нет писем. Неужели я не получу писем до того дня, пока не приеду к тебе? Тебе пишу часто, как и писал. До свидания, моя дорогая. Крепко-крепко и много раз целую тебя, моя дорогая». Твой Степан

22.01.1945 г. Гвардии майор Бугай С.Е., начальник инженерной службы 42-й отдельной Гвардейской тяжелой танковой Смоленской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого бригады с 18.04.1945 г. все время находился в боевых порядках танков, руководил наведением переправ и сопровождал танки через р. Одер, Морава и устраивал переправы через болото.

Своим самоотверженным трудом и руководством т. Бугай обеспечил проход для танков, громящих противника. За мужество и отвагу, проявленные в бою, за обеспечение проходов для танков в труднодоступных местах, тов. Бугай достоин правительственной награды ордена «Красной Звезды. 16 мая 1945 г. (Из наградного листа). Награда вручена 01.06.1945 г. 29.05.1945 г.

«Здравствуй дорогая Галочка!!! Сегодня ждал от тебя письма, пришла почта, но письма от тебя нет. В моей жизни изменений нет. Днем занят на работе, а вечерами пишу тебе письма. Здесь недалеко госпиталь, там каждый вечер показывают кино, бывают хорошие картины. Бывают танцы, но на танцы я хожу еще реже, чем в кино. При желании можно хорошо провести вечер, но если бы вместе с тобой? Если бы была хоть небольшая возможность, я бы бросил всё ради встречи с тобой, моя милая. Как я хочу видеть тебя! Как нужно о многом поговорить! Пришли мне свою маленькую фотокарточку. Как только появится возможность, прошу тебя, вышли её мне. Пиши мне чаще, дорогая, пиши мне больше о себе, дорогая. До свидания. Крепко и много-много раз целую тебя, милая моя, родная. Твой Степан».

А потом наступило долгое молчание. На многократные запросы в 1946-1949 годы Галине приходят ответы: «Не значится», «Не проживает». Один из ответов в 1947 году Галина получает из Закарпатской области Иржавского сельсовета, что Степан убит. Как такое могло произойти после войны? Где убит? Когда? Но она не верит и продолжает его искать. В этом же году Галина находит адрес мамы Степана — Агафьи Ильиничны и пишет ей письмо с просьбой сообщить о месте нахождения Степана.

И только в 1950 году получает полный ответ из Черниговской области: «На Ваше письмо, что Вы написали 12 марта 1950 г., ответ состоит в следующем, Гвардии подполковник Бугай С. Е. находился на службе в г. Виноградове Закарпатской области. В 1946 году во время исполнения служебных обязанностей тов. Бугай попал под уличную катастрофу и был ранен. После трехдневной болезни т. Бугай скончался. Похоронен в г. Виноградове. Вот сведения сельсовета». 27.03.1950 г. Председатель с/с Мороз.

Так внезапно и печально закончился фронтовой роман. Материалы взяты из семейного архива казачки Галины. г. Константиновска Ростовской области. Публикуются с разрешения её родственников.

В.Градобоев, май 2015 г.

Встреча с краеведом

21 Апреля 2015, 23:18
15 апреля в МБОУ СОШ № 2 состоялась встреча учеников 8 «В» класса и 9 «Г» класса с Вячеславом Александровичем Градобоевым, командиром сводного поискового отряда «Донской» им. Анатолия Калинина.

Организаторами данного мероприятия выступили учитель истории В.Н. Дубовикова и преподаватель русского языка и литературы А. И. Калмыкова. Встреча была приурочена приближающемуся знаменательному для каждого жителя нашей страны событию, а именно 70-летию Победы в Великой Отечественной Войне.

Открытием встречи стали запоминающиеся и трогательные выступления учеников. Эльвира Бруцкая и Маковеева Мария исполняли песни военных лет, Костя Хохлачев и Влад Крюков проникновенно читали стихотворения, отражающие ужасную действительность тех времен. Помимо этого, на стенах кабинета, на классной доске были развешены детские рисунки. Многое было на них изображено. Например, портреты великих лётчиков, и моменты боевых сражений, и эмблема празднования 70-летия победы.

Далее В.А. Градобоев поведал ребятам о деятельности сводного поискового отряда «Донской». Ученики узнали, что поисковиками-краеведами было проведено достаточно много работы. За последние пять лет были произведены раскопки на местах ожесточенных схваток, перезахоронения останков воинов, собирались многочисленные, порой отрывочные сведения о наших земляках-героях. Кроме того, на слайдах презентации, подготовленной Вячеславом Александровичем, учащиеся смогли рассмотреть найденные в ходе раскопок, незаменимые атрибуты солдата времён ВОВ: медальоны, содержащие информационные сведения о бойце, гильзы, эполеты и т.д. К тому же, результатом проделанной работы являются установленные памятники на братских могилах и мемориальные доски знаменитым бойцам, труженикам тыла, людям, совершившим истинный подвиг, отдавшим свою жизнь ради становления мира и благополучия на константиновской земле.

После рассказа краеведа у школьников возникло много вопросов, на которые Вячеслав Александрович отвечал с огромным удовольствием. Ребята постарше, в основном мальчишки, интересовались, как можно приобщиться к работе поискового отряда, чем они, юные патриоты, могут помочь людям опытным, зачастую трудящимся в полевых условиях.

В ходе мероприятия каждый участник в очередной раз убедился, что сохранение молодым поколением национальной памяти — одна из главных задач современного общества. Память потомков и искренняя гордость за великое прошлое родной России не позволит случиться забвению того славного, героического подвига.

М.Аликулова, юнкор МБОУ СОШ № 2. Фото автора

Памятник заслуженному врачу

18 Апреля 2015, 23:49
Вчера, 17 апреля, в городе Константиновске Ростовской области поисковым отрядом «Донской» им. Анатолия Калинина Поискового Движения России установлен новый памятник заслуженному врачу РСФСР Линникову Дмитрию Семёновичу.

Дмитрий Семёнович, в период оккупации, с июля 1942 года по январь 1943 года, в подвале здания средней школы № 25 п. Константиновского, с небольшим медицинским персоналом содержал госпиталь, где спасал раненных бойцов и командиров РККА, не успевших отступить и попавших в окружение, которых было около 50 человек.

До войны, во время войны и после войны, хирург Линников Д.С. делал в день десятки операций и спас сотни людей. О его бескорыстном и добром отношении знают далеко за пределами Ростовской области. В 1965 году был удостоен звания заслуженного врача.

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской»

Жизнь, опаленная войной

17 Апреля 2015, 23:56
В школе-интернате станицы Николаевской прошла пресс-конференция «Жизнь, опаленная войной», посвященная 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. На конференции присутствовали дети из Николаевской средней общеобразовательной школы и школы-интернета. Они задавали присутствующим краеведам интересующие их вопросы по истории Великой Отечественной войны, на которые ответили: Попова С.В. — учитель истории, Варламов А.С. — атаман, Быхалова Л.Г. — зав. клубом, Иванова Л.И. — директор Николаевской среднеобразовательной школы.

В работе этой конференции приняли участие и представители клуба «Константиновский краевед» — Градобоев В.А. — рассказал о Николаевской переправе в годы войны и сбитых самолетах, которые сегодня разыскивают поисковики; В. Граф выступила с докладом "Роль женщины в Великой Отечественной войне«(на примере Николаевского района).

Если вспомнить историю, то во все времена русская женщина не только провожала на битву сына, мужа, брата, но в трудные минуты становилась рядом с ними. Ярославна, Надежда Дурова, Василиса Кожина, Гуля Королева — это всего лишь легендарные единицы. Да, в годы гражданской войны в рядах Красной Армии находились женщины, но в большинстве своем сестры милосердия и врачи. А на самой страшной — Отечественной войне многим женщинам пришлось стать солдатами. Проводив на войну мужа и сына, они затем шли на фронт сами.

Хрупкие девушки выносили из-под огня не только солдат, но и их оружие, часто рискуя собственной жизнью. На войне женщине пришлось быть снайпером, сапером, танкистом, летчиком, участвовать в партизанском движении. Сами названия этих профессий говорят о том, что владеть ими должен мужчина. Ради своей Родины женщина сумела освоить все выше перечисленное.

Давайте вспомним сегодня о женщинах станицы Николаевской, принимавших участие в Великой Отечественной войне.

Клава Парамонова, уроженка станицы Николаевской. Клава родилась в 1921 году, окончила Николаевскую среднюю школу, затем Ростовскую зубоврачебную школу и после ее окончания до самой оккупации работала зубным врачем в станице. А в январе 1943 года после освобождения станицы была призвана в Армию и направлена в партизанский отряд «За Тихий Дон», сформированный при штабе Южного фронта.

2 июня 1943 года Клава Парамонова в составе отряда из 15 партизан была выброшена на парашютах в тыл врага — город Новомосковск Днепропетровской области, но через месяц связь с отрядом была утеряна. И командование партизан сразу же уведомило их родственников, что они пропали без вести. И только спустя 20 лет, в 1965 году, после войны партизан отряда Василий Коваленко начинает поиск партизан, оставшихся в живых. И вот Степан Автеньев, так рассказал о последних минутах жизни Клавы:

«Действуя в партизанском отряде, мы были посланы в разведку. Выполнив задание, возвращаясь в лес, были окружены фашистами. Клава Парамонова и Николай Хохлачев (тоже из Николаевской) были схвачены фашистами. Они их пытали, где находятся другие партизаны. Клава, чтобы отвлечь внимание карателей от разведчиков громко кричала: „Больше никого нет! Бейте, гады, больше вам ничего не скажу!“. Эти последние слова Клавы я слышал, находясь неподалеку в озере по горло в воде».

Надежда Максимовна Ермакова (дев. Репникова) во время войны работала санитаркой в госпитале, выносили раненых бойцов с поля боя. Госпиталь, в котором работала Надежда Максимовна, прошел Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию и Чехословакию. Она вспоминала: «Врачи и медсестры (во время боев) падали с ног от усталости, но, облив лицо холодной водой, продолжали делать свое дело. За спасение раненых в этих боях меня наградили медалью «За боевые заслуги».

По окончании войны Н.Ермакова работала секретарем райкома комсомола станицы Николаевской, учителем начальных классов Николаевской средней школы, директором Константиновской восьмилетней школы и директором Константиновского педагогического училища.

Ольга Андреевна Петрова и Нина Яковлевна Бадаева. Ольга Петрова родилась в станице Николаевской. Молодость ее пришлась на военные годы. Она рыла окопы, служила в разведроте, была партизанкой в отряде им. Дзержинского. За период боевых действий отряда на Украине было пущено под откос 3 вражеских эшелона, уничтожено более тысячи врагов, разгромлены несколько складов и гарнизонов противника. Ольга Андреевна служила медицинской сестрой и многим солдатам спасла жизнь.

Нина Бадаева начала работать нянечкой в детском садике станицы Николаевской с 14 лет. О днях фашистской оккупации она вспоминала очень скупо: голод, лишения, страх быть расстрелянной. В январе 1943 года после освобождения станицы, работала в госпитале, рыла окопы.

Михайлова Валентина Александровна — награждена медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени.

Поиск ветеранов ВОВ по фото

16 Апреля 2015, 00:53
В школьных архивах найдены фотографии наших земляков-ветеранов. Несколько фотографий оказались без подписей.

Руководитель сводного поискового отряда «Донской» В.А.Градобоев обращается к жителям донских станиц и хуторов Констатиновского района с просьбой отозваться и сообщить данные этих уважаемых людей.

Электронный адрес Вячеслава Градобоева для связи — vygradoboev@yandex.ru.

Семинар, посвященный 70-летию Победы

26 Марта 2015, 22:27
20 марта 2015 года в здании Константиновского педколледжа прошел областной семинар-практикум, посвященный 70-летию победы в Великой Отечественной войне.

С приветственным словом к участникам семинара обратилась директор Константиновского педколледжа Гавриленко Екатерина Романовна. Потом перед участниками семинара выступил ансамбль учащихся колледжа «Звонница» с патриотической песней о войне.

Руководитель регионального Ростовского отделения Поискового Движения России (ПДР) Щербанов Владимир Кириллович рассказал о методах и формах поисковой работы. На семинаре присутствовали краеведы и поисковики, учителя и преподаватели из Вешенского, Семикаракорского, Усть-Донецкого, Константиновского, Зимовниковского районов, из городов: Шахты, Новочеркасска, Волгодонска, Таганрога, Ростова-на-Дону и др. Поисковики и краеведы поделились опытом работы поисковых отрядов и краеведческих исследований.

Медалями «70 лет Великой Победы» были награждены: начальник отдела военного комиссариата Ростовской области по Константиновскому и Усть-Донецкому районам Иванов П.П., директор Нижнекундрюченской общеобразовательной средней школы Усть-Донецкого района Филина Е.И. и поисковики ВИЦ РОО «Поиск» регионального отделения РО ПДР отряда «Донской» им. Анатолия Калинина.

В.Градобоев, руководитель поискового отряда «Донской». Фото автора

Герой из хутора Савельева

11 Марта 2015, 17:56
Бабков Тихон Петрович, уроженец х. Савельева Константиновского (Николаевского) района, командир отделения 3-го взвода роты стрелков противотанковых ружей, 409-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона 107-й дивизии.

Умело руководя своим подразделением в бою по разгрому вражеской колонны, рвущейся 31 января 1943 года в Старый Оскол. Благодаря умелой расстановки бойцов его отделения было истреблено много живой силы и техники противника. Бойцы отделения, будучи ранеными продолжали сражаться с немецкими захватчиками.

Когда из строя вышел командир взвода мл.лейтенант Бондаренко, тов. Бобков взял командование взводом на себя, одновременно уничтожая гитлеровцев из своей винтовки.

Когда во взводе никого не осталось, т.Бабков заметив по близости группу наших пехотинцев взял их под свое руководство.

Организовал оборону и продолжал стоять с ними не пропустив врага.

За мужество, отвагу и героизм в борьбе с немецкими оккупантами представлен к званию Героя Советского Союза.

Подписи: командир дивизиона ст.л-т Дьяченко, Командир дивизии генерал-майор Бежко.

Но высшее руководство решило по своему и сержанта Бабкова наградили орденом Красноного Знамени.(Из наградного листа)

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской»

Акция «Восстанови имя»

27 Февраля 2015, 18:23
Мы уже не раз писали о работе Сводного поискового отряда «Донской» под руководством В.Градобоева по увековечиванию памяти участников Великой Отечественной войны. О новых памятниках (а их пятнадцать!), установленных на территории Константиновского района за последние пять лет: это мемориальные доски Линникову Д.С., Свиридову А.А., памятники на братских могилах погибших воинов Красной Армии на старом кладбище, проведенные перезахоронения солдат в районе: в х. Михайловский, Н-Калинов, ст. Богоявленовской и установка памятных досок на существующих памятниках с новыми именами. А сколько имен и судеб было возвращено из неизвестности за это время?

Вот ещё несколько земляков, найденных поисковиками, которые считались пропавшими без вести:

1. Рядовой Бардачев Петр Мартынович 1914 г.р., уроженец х.Кастырского Константиновского района, мать Агафья. Попал в плен в Крыму 16.05.1942г. Погиб шталаг 367, 07.02.1943г. Был в списках без вести пропавших.

2. Рядовой Жеребков Петр Васильевич 1913 г.р., уроженец ст.Николаевской Константиновского р-на, жена Федора. Ранее в списках не значился. Попал в плен 22.07.1941г. Погиб шталаг XD(310) 26.06.1942г.

3. Рядовой Парамонов Александр Дмитриевич 1907г.р., уроженец ст. Константиновской, жена Клавдия. Попал в плен12.08.1941г. Погиб 05.1942г. шталаг XID(321). Был в списках без вести пропавших.

4. Рядовой Писемский Яков Сергеевич 1886 г.р., уроженец ст.Николаевской. Ранее в списках не значился. Попал в плен 11.05.1942г. в Крыму. Погиб28.08.1942г. шталаг VIIIC.

5. Воентехник 2-го ранга помощник начальника артснабжения Поцелуев Павел Алексеевич 1914г.р., уроженец ст. Константиновской. Погиб 10.01.1942 г. шталаг 352. Ранее в списках не значился.

6. Рядовой Пономарев Александр Васильевич 1908 г.р., уроженец х. Ведерникова Константиновского р-на. Попал в плен в Минске 11.07.1941г. Погиб 06.04.1943г. шталаг VIIIF (318). Был в списках без вести пропавших.

7. Сержант Рябышенко Владимир Сергеевич 1910 г.р., уроженец х.Почтового. Погиб в плену 11.08.1942г.Был в списках без вести пропавших.

8. Рядовой Чучкин Федор Васильевич 1920 г.р., уроженец ст. Николаевской Константиновского р-на. Погиб в плену. Ранее в списках не значился.

9. Рядовой Шумков Федор Наумович 1911 г.р., уроженец ст. Константиновской, отец Наум Александрович, проживал в г.Ростове-на-Дону. Попал в плен в Смоленске 04.08.1941г. Ранее в списках не значился. Погиб 14.03.1942г.шталагVIC. Ранее в списках не значился.

10. Рядовой Ермилов Андрей Артемович 1904 г.р., уроженец ст. Николаевской Константиновского р-на. Погиб в плену. Ранее в списках не значился.

Памятники рассказывают о войне

14 Февраля 2015, 18:37
Приближается 70-летие Великой Победы. И в рамках этого приближающегося праздника в Центре внешкольной работы было организовано заседание клуба «Константиновский краевед» по теме «Памятники рассказывают о войне...».

Командир поискового отряда «Донской » В. Градобоев вместе с краеведом В. Граф подготовили презентацию о новых памятниках (а их пятнадцать!!!), установленных на территории Константиновского района за последние пять лет: это мемориальные доски Линникову Д.С., Свиридову А.А., памятники на братских могилах погибших воинов Красной Армии на старом кладбище, проведенные перезахоронения солдат в районе: в х. Михайловский, Н-Калинов, ст. Богоявленовской и установка памятных досок на существующих памятниках с новыми именами.

Всего отрядом «Донской» поднято и перезахоронено около 450 останков воинов Красной Армии. Кроме того, бойцами отряда установлено около 800 новых имен солдат, павших во время войны.

В. Граф представила новый номер журнала «Донской временник», в котором приняли активное участие члены клуба: М. Зотлотарева в статье «Ради жизни на земле» рассказывает о нашем земляке — Д.С. Линникове, Токаренко С.Ф. о казачьем городке Траилин, Вегерин В.И. знакомит краеведов с историей возвращенной иконы, Шадрина А.В. — пишет и Пивоварове Стефане Терентьевиче — нашем земляке из ст. Каргальской, который служил в приходе Николаевской церкви ст. Мариинской; Т. Кулинич опубликовала очерк «Божья метка». К 70-летию Победы в журнале опубликовал свой очерк «Фомина балка» военный краевед Градобоев В. А. И, наконец, Мария Золотарева дает аннотацию к книге «На донском рубеже».

Работники ЦВР (Палатовская Е.В.) показали свой музей, рассказали о проделанной работе к этому празднику.

На встречу в клубе краеведы пригласили внука Героя Советского Союза Колесникова — Титова Ю.П. Юрий Петрович с большим волнением поделился воспоминаниями о своем героическом деде.

Следующее заседание клуба состоится в преддверии Всемирного Дня Поэзии — 20 марта — «Константиновские поэты о войне». Мы приглашаем всех желающих со своими стихами о войне, стихами ваших близких.

В.Граф, председатель клуба «Константиновский краевед»

Январь сорок третьего

11 Января 2015, 02:47
Приятно было видеть сегодня мирное январское небо. В такой же ясный, солнечный и морозный день 8 января 1943-го начались ожесточенные бои под хутором Кастырка (по военной карте РККА). Сегодня это х.Кастырский Константиновского района Ростовской области.

...«8 января 70-й полк майора П.П. Ткаченко совместно с артиллеристами Ф.П. Тонких освободил хутор Кастырочный и остановился на ночевку. Враг был выбит, но не ушел на запад, а занял многочисленные овраги и балки, небольшие заросли кустарника вблизи хутора, и затаился. В составе его войск было несколько десятков танков.

Командир полка, обычно пунктуальный в отношении мер боевого обеспечения, на этот раз ограничился непосредственным охранением населенного пункта и не выслал разведки. Посчитал, что фашисты будут действовать по шаблону и только на утро дадут бой в следующем хуторе или станице. Полк разместили по хатам и расположили на ночлег. Усталые бойцы крепко заснули.

Было и нарушение воинской дисциплины из воспоминаний Анкудинова: «Оставшиеся в живых в ночи 8 января, рассказывали, что известие о захваченных немецких автомашинах, наполненных деликатесами, дошло до тыловиков, и те, нарушая уставной порядок, ринулись к продуктам. Возможно, все прошло бы хорошо, но внезапно появились немецкие танки с автоматчиками на броне и началась паника. Немецкие танки практически не стреляли, но гужевые повозки и кухни тыловиков в суматохе нарушили наземную проволочную связь с артполком. ПТРовцы, загрузив патронташные сумки продуктами, не оказали никакого сопротивления. Не встречая на своем пути противодействия, немцы просто давили бойцов танками.

Командир второй роты лейтенант Лава с группой наших автоматчиков завязал бой с немецкими автоматчиками, но количество наступающих немцев явно превосходило. Раненного лейтенанта эсесовцы закололи штыками».

«Враг использовал нашу беспечность. Он скоро разобрался в обстановке, хорошо разведал наше расположение и на рассвете 9 января атаковал хутор, бросив вперед танки и большое количество пехоты. Полк был поднят по тревоге и сразу же вступил в тяжелый бой. Ткаченко и его заместитель по политической части успели организовать отражение атаки.

Во главе своих солдат они мужественно сражались на улицах Кастырочного. Скоро Елизаров был убит, а Ткаченко ранен. Он не покинул поле боя, продолжая руководить полком, пока вражеская пуля не оборвала и его жизнь...» (Из воспоминаний командира 24-й Гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Кошевого.) И действительно героические многодневные бои продолжились утром 9 января.

«...24-й гвардейской дивизии была поставлена задача продвигаться в направлении хутора Кастырочный и далее, до станицы Виноградная (х. Ведерников). Точное расположение противника нам не было известно после его отступления. К Кастырочному полк подходил в развернутом строю, утром на рассвете, противника в нем не оказалось.

Продолжали наступление на впереди стоящую станицу, по ровной низинной местности, где, видимо, был заливной луг. Противник оказался в станице и рассматривал нас, как на ладони. Не дошли мы до станицы метров 500-600, как противник открыл по нам пулеметный и артиллерийский огонь. Полк отошел к окраине Кастырского, где занял оборону. Не более получаса спустя, сверху, по улицам станицы, стали спускаться 20 танков противника, ведя огонь и маневрируя на местности. Усилился артиллерийско-минометный огонь, а за танками появилась пехота. Окапываться у нас не было времени, да и грунт был сильно промерзшим. Полк нес потери в живой силе....

Немецкие танки и бронетранспортеры спускались с бугра в направлении хуторов Камышного и Кастырского. За танками шла пехота, шли нагло, уверенные в своей силе. Наши артиллеристы подбили несколько немецких танков и бронемашин, но к противнику на подмогу подошли еще больше танков и румынская пехота. Морозы стояли не сильные, и при спуске танков в степь, под своим весом они стали ломать верхний слой снега и льда и увязать в мягкой почве. Это нам дало временное преимущество.

Теперь фашистские танки для наших орудий стали хорошей мишенью, и мы их начали подбивать один за другим. Немец отступил. Говорили, что суровые российские морозы помогали нашей армии выигрывать зимние сражения. Но нам как раз не повезло. На следующий день мороз усилился под сорок градусов и вчерашняя мягкая почва промерзла.

Немецкие танки прорвали нашу оборону на левом фланге и устремились к станице Богоявленской, окружая артиллерию и части стрелковых батальонов. Нам пришлось бросить последнее орудие около хутора Кастырского и отступить под хутор Гапкин. (По воспоминаниям А.О. Гусара, посетившего Константиновский район в 80-е годы.)

Из письма ветерана войны Алексея Андреевича Михно (командира батареи 50-го Гв. АП 24-й Гв.СД):

«...Противник, пытаясь задержать наступление наших войск, двинул против наших подразделений, занявших позиции в хуторе, несколько десятков танков и до полка пехоты. Это было в начале января 1943-го года...

Я со своими разведчиками и связистами занял наблюдательный пункт на чердаке одноэтажного здания под железной крышей (наверно, это была школа). Сначала было все тихо, но вдруг полетел шквал артиллерийского огня противника, весь хутор был окутан дымом. Послышался и начал нарастать рокот танковых моторов. Через слуховое окно хорошо просматривалась окраина хутора, далее выгон, а за ним гряда холмов. Когда дым рассеялся, за хутором мы увидели танки, за ними бежала пехота, они шли на нас...»

«Командир артполка подполковник Ф.П. Тонких предусмотрительно расположил свои подразделения на танкоопасных направлениях. Когда началась атака противника, орудия поставили на прямую наводку и встретили танки огнем. Артиллеристы приняли на себя основную мощь удара вражеского бронированного кулака и закрыли собой путь в расположение пехоты. Велико было мужество советских воинов, но силы их быстро таяли.

На одном из участков импровизированной обороны полка возникла угроза прорыва танков противника в глубину: расчеты наших орудий пали смертью храбрых. Тогда гвардии подполковник Тонких сам встал к 76-мм пушке и повел огонь. Ночь в тот момент уже уступила место утру. На глазах у своих солдат подполковник работал быстро и сноровисто. В течении нескольких минут он подбил два танка противника, и это решило ход боя.

Артиллеристы, увидев своего командира за боевой работой, стали действовать слаженней. Один за другим запылали еще несколько танков. Остальные повернули назад. Атака захлебнулась». В эти боях 70-й Гвардейский стрелковый полк, потеряв более 90% личного состава, практически перестал существовать. Хутора Кастырочный (Кастырка), Упраздно-Кагальницкий (Усть-Кагальницкий) освобождали не меньше трёх раз.

«Солдатики сели за стол, а на окраине Кастырки уже немцы. Опять побили наших солдат, и часть отступила. Немцы давай лазить по подвалам и укрытиям, искать русских. Открывает подвал и кричит: „Рус, выходи, сдавайся!“ Но пленных уже не брали, сразу прямо во дворах и расстреливали».

Из воспоминаний старожил «...Немцы перед отходом начинают жечь сельские дома.

«Мы уже знали от местных жителей, что перед своим отходом немцы расстреливали скот и не подпускали к нему хозяев, пока этот скот не распухнет от разложения. Самих жителей принуждали отходить вместе с ними. (Скорее всего, в качестве „живого щита“ прикрытия). Жители разбегаются, стараются прятаться.

Немцы иногда для острастки дают несколько пулеметных очередей по местам, где, по их предположению, могут прятаться люди. Бывают при этом и убитые, и раненые среди жителей. Покинутые дома поджигаются, чаще всего соломенные крыши. А под крышами (на чердаках) хранились запасы зерна, спрятанные от немцев. Естественно, зерно сгорало. И оставшиеся жители на зиму оставались без скота, без жилья, без пищи..»

Из воспоминаний ветеранов. Освободительные бои шли до 17 января. «Не далеко была пойма, а в ней речушка — ерик Разрытый (между Куликовкой и Кастыркой). Во время боя в пойме, видимо, прятались раненные, а потом умирали или их добили фашисты. Весной вода в речушке поднялась и сорвала лед, который начал таять. Так талая вода в марте месяце была бурой от крови, а останки красноармейцев собирали и хоронили весной в братских могилах станиц и хуторов..».

«...Хоронили солдат, убитых в бою под Кастыркой, ужасаясь их количеству — их было около 2000. Рыли лопатами в лютый мороз траншеи, куда стаскивали обледеневшие трупы, складывали их штабелями. После этого кошмара три дня не могли ни есть, ни пить, ни спать спокойно»

«Немец занял оборону на горе, а наши — во впадине. У наших были минометы, а у немцев танки. Много погибло солдат в Куликовке, Богоявленской, Камышине. Хутор Кастырка был сожжён, убито было более 3000 человек».

Перед отступлением из Богоявленской немцы подорвали склад с продовольствием. А рядом разбросали отравленное печенье. Некоторое печенье попадало животным, и они сдыхали. (В архивных документах упоминаются случаи об отравлении животных в станице Богоявленской немецкими солдатами именно отравленным печеньем.) Видимо, и здесь расчет был на массовое отравление голодных солдат РККА. Но на печенье накинулась местная детвора. Немцы, поняв свою ошибку, что дети все соберут, ничего не оставив для солдат, начали стрелять и разгонять детей станицы. 7 января убили 12-летнюю Любу Пашкову.

И это только десятая часть истории боев под ст.Богоявленской...

В.Градобоев, руководитель сводного поискового отряда «Донской» имени А.Калинина

Партнеры